Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Песня про пожар

Кстати... Безобидная песня оказалась. Мне мой младший Пашка перевел – он ведь в спецшколе, английский на раз сечет, – он говорит: “Пап, а там один парень другого спрашивает: ребята, это паровоз на Чаттанугу?” – и всё! И всё! Обычная железнодорожная тематика, вроде “стою на полустаночке”, а мы с Бэмсом хрипели так, будто кто-то кого-то убил и поет над трупом.



Монолог из пьесы “Взрослая дочь молодого человека” (1979 год, совсем недавнее время) в блистательном исполнении Александра Филиппенко в свое время наделал немало шума. Сам я пьесу не смотрел, разве что отрывки, но монолог этот, кажется, знала вся страна. Его все время крутили по телевизору. Уверен, его и до сих пор помнят. Те, кто в то время жил, конечно. Недавний неплохой фильм "Стиляги" очень перекликается с этим произведением.

Я к чему про всю эту седую древность заговорил? Мы ведь были не шибко хорошо образованы все поголовно. Нет, в смысле классического образования у нашего поколения как раз было все в порядке. Куда лучше, наверно, чем сейчас. А вот с кругозором дела обстояли очень паршиво. Никуда не ездили, ничего не видели, ничего толком не знали. Английского разговорного никто практически не понимал, вместо слов в песнях – отдельные слоги и море экспрессии, и о чем там идет речь – уже неважно. Тогда казалось, что непонятные фразы – это как форточка в какую-то другую хорошую жизнь. Это продолжалось десятилетиями. А потом мы выросли, и на тебе: вместо феерических откровений всего лишь железнодорожная тематика. Оставалось впечатление, прекрасно переданное артистом Филиппенко, что в чем-то нас надули. Или это мы сами надулись, потому что очень хотелось во что-то верить, а окружающая паскудная действительность была скупа на символы веры, и им на смену возникали миражи.

Я отлично помню сам ощущение того, что меня подло обманули, когда ко мне в руки стали попадать якобы глубокомысленные куплеты кумиров моей юности. Читал-то по-английски я всегда неплохо. Ну, со словарем, в крайнем случае, но мог разобрать весьма сложные тексты. После тогдашних уроков литературы, на которых нам из последних сил учителя-подвижники пытались привить хоть какой-то вкус к поэзии, читать эту ахинею было просто невозможно. Я помню, очень недоумевал: как можно сочинять такую белиберду и не краснея выдавать ее со сцены? Да слова глупейших песенок советской эстрады были срифмованы в сто раз лучше. Как же так, откуда такой облом?

В числе прочих одним из самых больших разочарований было узнавание слов песни “Дым над водой”. Мне-то казалось, в таком мощном музыкальном заряде должно быть что-то достойное, пацифистское, например, или там... да что угодно. Инопланетяне прилетели и дали всем так, что дым над водой пошел! Я ждал чего-то необычного. Выяснилось, однако, что в тексте великой песни корявым плохо рифмованным языком рассказывается про какой-то пошлый неинтересный пожар. Я еще тогда подумал, что неплохо было бы, что ли, посмотреть хотя бы где это все приключилось. Желание оказалось слишком простым – оно сбылось! Каких-то 30 с лишним лет прошло, и я в Монтрё.



Collapse )

Live at Pompeii. Part 3.


Предыдущая серия

О прекрасном

А прекрасное концентрировалось в богатых домах и виллах. А где же еще?

Несколько снимков идет подряд почти без комментариев. Можно было бы объяснять, что это был за дом, да кому он принадлежал, да как было все устроено внутри, но оно вам надо? Все равно невозможно запомнить. Поэтому просто смотрим.

 

Collapse )

Коллеги


 Предыдущая
 
Нита необычайно красива. Наверное, таких называют «прекрасная креолка». Смуглая, небольшого роста, ладная и грациозная, с очень изящными и четкими движениями, всегда спокойная, неторопливая, планирующая любую мелочь как минимум на три дня вперед, она родилась в Джорджтауне, это столица государства Гайана. Есть такая небольшая страна рядом с Венесуэлой, прямо на экваторе. В 1978 году эта страна наделала много шума самым массовым в истории человечества ритуальным самоубийством. Потом по этому поводу написали книги и даже, кажется, сняли фильм. Я сам читал кое-что, но представить себе, что я буду работать вместе с самой настоящей гайанкой, я, конечно, не мог. Мало того, мне так странно повезло, в нашем маленьком коллективе работали сразу трое гайанцев. Кроме Ниты это Сисели (на первый слог ударение!), которая была женой посла Гайаны в Москве. То есть женой она так и осталась, просто посол теперь вовсе не посол, а учитель физики в одной из школ Торонто. Три года жизни в России сделали ее большим другом (большой подругой) нашей страны. Таких дифирамбов Петербургу я ни от кого тут больше не слышал. Кстати, ее слово было решающим, когда меня принимали на работу. Неисповедимы пути Господни. Третий парень, абсолютно черный, как колесная мазь, уголек Руди, смешной и смешливый, родился уже в Канаде. Его родители переехали сюда больше тридцати лет назад. Увидев у меня билет на симфонический концерт, он сказал:

-         Да, я знаю. Вам, русским, всегда надо что-нибудь особенное. Балет там, симфонии... Ты только не думай, что, раз я черный, я только рэп люблю. Хотя и рэп - это очень неплохо...

Этот Руди отколол как-то раз невероятный фокус. По заведенным правилам на той работе нужно было выглядеть по возможности прилично. Джинсы не поощрялись, а футболки были запрещены. Но и наряжаться как на Генеральную Ассамблею ООН было необязательно. Требовалась обычная не очень страшная форма одежды. А тут Руди пришел в дорогом джемпере и ослепительной белой рубашке с галстуком. Негр в таком прикиде выглядит очень впечатляюще. Он так иногда одевается, не очень часто, но бывает. Я пошутил типа не на свидание ли он собрался. Руди сказал, что нет, просто иногда хочется выглядеть прилично. А работал я в большом подземном городе, это так сделана пешеходная зона в Торонто. Она довольно приличных размеров, включает в себя железнодорожный и автобусный вокзалы, пять станций метро, несколько крупных гостиниц, концертный зал, то есть все очень неплохо. Мрамор, гранит полированный, фонтаны и даже сады, и все под землей. Само собой, все пространство вокруг подземных улиц забито бесчисленными магазинчиками, кафешками, отделениями банков, кассами, ну, представляете. Как Невский закопать. И расположены все эти заведения в стеклянных аквариумах, из которых выход прямо на подземную улицу. А в глубине за витринами может быть подсобка, или мелкое производство, или склад. Собственно, мы и трудились в такой комнатухе за стенкой. Короче, после этого диалога Руди выскочил из комнаты в аквариум и тут же буквально через секунду вернулся назад, но в разодранной рубашке и грязной майке под ней. «Ну что, - ухмыляется, - Энди, так я тебе больше нравлюсь?» И черный как черт, только что рогов нет. Можете себе представить, как у меня поехала крыша? Я вспомнил всех сразу, от родной мамы до Давида Копперфильда.

 

Это оказался брат-близнец. Про существование какого-то брата я знал, но то, что он еще и полная копия, я не подозревал.

 

Но все-таки Нита в этой компании была самым приятным персонажем. Потом ее от нас перевели в другое место. И вот за неделю до своего перевода Нита взяла короткий отпуск и поехала с семьей посмотреть на новенького только что сделанного племянника, которого она до тех пор еще не видела. Я попросил передать привет стране Гайане. Нита недовольно нахмурилась:

-         Причем тут Гайана? Я в Нью-Йорк лечу, у меня вся родня в Нью-Йорке. Ноги моей больше в этой Гайане не будет. Никогда! И попросят – не вернусь даже на минуту!

Вот черт, думаю, надо же как тебе твоя родина сильно насолила. А мне казалось, что это только с нами такое бывает...

  
Следующая

Фигли

 

2003 год, три часа дня, очень хочется кушать. Возле входа в супермаркет стоит передвижная тележка с сосисками барбекью. Это дешево, всего три доллара за сосиску, при этом продавец делает на ней лихие насечки огромным ножом, и сосиска на твоих глазах корчится на огне и плюется вкусным жиром во все стороны. Потом там же жарят хлебец, а соусы и приправы уже выбираешь сам, перчик там, огурчики соленые и сладкие (правда-правда, огурцы в сахарном маринаде), майонезики, оливки, капустка квашеная, ну, сами понимаете. За тележками чуть чаще стоят женщины, но сейчас меня обслуживает парень южной наружности. Взял я сосиску, закусываю. К тележке приклеена распечатка картинки, на картинке лохматый молодой человек с гитарой и средиземноморской тоской в глазах смотрит ввысь и вдаль. Подпись к картинке гласит, что кассеты неведомого менестреля продаются здесь же по 10 долларов, а компакты – по 15. Название альбома Figli dellaItalia. Видимо, «фигли» - это песни *. Лицо исполнителя фиглей мне кажется невероятно знакомым, но кто он, я никак не соображу. Подходит второй голодный, неприятный коренастый мужик с квадратной головой, похожий на борца среднего веса. Что за идиотская мужская мода поливать короткие волосы какой-то дрянью, отчего они слипаются в мелкие кудряшки и торчат вверх. Помимо странной прически, мужик носит костюм и галстук, и то и другое нуждается в чистке, то есть он так ходит каждый день. Это или торговый агент, или страховщик достаточно низкого уровня. Мужик тоже смотрит пристально на распечатку и тоже узнает певца, но он догадливее меня. «О, - говорит он сосичнику, - я вас узнал. Вы так хорошо пели на золотой свадьбе моих родителей в банкетном зале три недели назад. Это был чудесный вечер, спасибо большое». Сосисочнику приятны лучи славы. Он говорит, что как же, прекрасно он помнит этот банкет, он очень старался. Разговор принимает оживленный характер. Сосисочник объясняет, что настоящая его работа здесь, у тележки, а в банкетном зале он подрабатывает искусством part-time, когда есть заказы. Но, конечно, он с удовольствием споет дома у кого угодно на любом вечере. Мужик просит визитку маэстро. Тот хлопает себя по карманам грязно-белого халата, извиняется и поспешно отходит от гриля к вэну, припаркованному неподалеку. Оттуда он достает несколько визиток с золотыми виньетками и отдает страховому агенту. Крайне довольные общением, они раскланиваются как старые знакомые. Страховщик доедает сосиску, садится в машину и уезжает. Я остаюсь размышлять о том, что он плохой поклонник, однако. Мог бы и прикупить немного фиглей по сходной цене. Нет чтобы поддержать искусство звонкой монетой, приятности-то говорить каждый может. Вполне вероятно, что сосисочник думает то же самое. Он еле заметно вздыхает и прикручивает огонек гриля.

---------
* Только сейчас я наконец удосужился узнать, что figli - это дети по-итальянски.

 

Следующая