Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

Природные арки

Природных мостов, о которых шла речь в предыдущей части, в мире очень мало. Кажется, так просто - вода в русле реки размывает горную породу и пробивает себе тоннель - но вот почему-то это редкое явление. В отличие от мостов, природных арок гораздо больше, и встречаются они чаще. Под хорошую арку может легко поместиться двадцатиэтажный дом. Иногда арку бывает сложно отличить от моста, так они внешне могут быть похожи. Разница в том, что под арками вода не текла никогда. Их образование - результат эрозии.



Обычно я стараюсь не впускать в кадр людей. В этом репортаже, наоборот, на снимках будут постоянно присутствовать маленькие человечки. Так проще показать гигантский размер этих природных конструкций.
Collapse )

Канатный трамвай Сан-Франциско. Часть 2


Прежде всего, хочу поблагодарить всех, кто оставил свои комментарии к предыдущей публикации. Я решил ответить всем разом. И, честное слово, мне очень приятно, что вы мне пишете, даже если отзыв ругательный. Пусть будет. Ваши отзывы - самое главное, это то единственное, ради чего стоит продолжать эту деятельность. Второе, я не хотел никого задеть. Впечатления туриста не могут совпадать с ощущениями человека, живущего постоянно в каком-то месте. Конечно, большинству нравится то место, в котором они живут. Не может быть иначе, в противном случае надо из этого места уезжать. И уж на что скучным и унылым может показаться мой Торонто для посетителя со стороны, но я так сжился с этим городом, мне так в нем удобно, так комфортно, что я готов перечислить не один десяток причин, за что я люблю это место и почему я не хочу ни за что и ни на что его променять. И, если какой-нибудь баклан поверхностно-покровительственно напишет о Торонто "полный отстой, один замок, пара паршивых небоскребов, а так смотреть больше нечего", я обижусь и не буду с ним дружить. Так вот, про Сан-Франциско я ничего подобного не писал и не думал.

Но меня действительно не слишком впечатлил этот город. Я ожидал чего-то другого. Это очень культурное, очень симпатичное место, оригинальное по рельефу, с прекрасными парками. В городе живут вежливые доброжелательные люди. Есть интересные мощные музеи, много театров, вокруг очень необычная природа. Своеобразный, но скорее приятный климат. Все правда. Но чего-то остренького - на мой вкус - в нем не хватает. Я ценю сумасшедший пьянящий темп Нью-Йорка, серую величавую надменность классического Вашингтона, буржуазную роскошь архитектурного Чикаго, фрагменты великой истории, притаившиеся в тихих переулках  Бостона и Филадельфии, религиозный аскетизм Солт-Лейк-сити, готические эксперименты Нью-Хейвена... Да мало ли еще в Америке особенных мест! Сколько угодно. В Сан-Франциско я не почувствовал ни одной сверхценной черты. Наверно, там очень хорошо жить, хотя меня смущала бы необходимость жить на вулкане и постоянно карабкаться по горам. Но я же просто турист, потребитель. Покажите мне красиво! Поразите меня! И я об этом напишу.

А так я пишу про канатные трамваи. Вот это необычайно интересная тема, на мой взгляд.

Предыдущая часть

Продолжим ровно оттуда, где мы остановились в прошлый раз. Я показываю то, что с удивлением видит каждый современный человек, впервые попавший в Сан-Франциско.


 

Collapse )

Ноги


Предыдущая


Меньше всего хочу я делать какие-либо обобщения из этой нелепой истории. Кому бы я ее ни рассказывал, никто не верит. И все говорят, что это нетипичный случай. Не знаю. Наверно, мне как-то по-особенному повезло стать очевидцем.

Итак, большой российский город П. За тот год, что я в нем не был, большая часть дорог приведена в идеальный порядок, появился первый шикарный хайвей, отреставрированы тысячи зданий. Повсюду цветы. Все очень красиво и богато. Даже временами становится непонятно, чего ради я оттуда уехал семь лет назад.

Понедельник, около десяти часов вечера, транспорт уже толком не ходит. Мы – я и моя мама - стоим на широком проспекте, высматривая что угодно – трамвай, автобус, маршрутку. О чем-то разговариваем. Вдруг на пешеходном переходе на трамвайных путях останавливается машина, какой-то не новый Опель, что ли. Сам процесс остановки мы оба не заметили, но это всего в десятке метрах от нас. В тусклом свете фонарей ни черта не разглядеть. Водитель включает аварийку и идет к тем, кто остановился за ним. Я предполагаю, что у машины сдох древний аккумулятор, и водила ищет провода, чтобы прикурить. Конечно, неприятно, что он застрял на трамвайных путях. Правда, трамваев все равно нет. Никому нет дела до того, что там происходит. Поток машин обтекает застрявшего неудачника слева и справа. Вот в противоположную сторону проезжает гаишник. Он тянет шею, рассматривая что там случилось, и проезжает мимо. Я разражаюсь первой ядовитой тирадой. В самом деле, в Америке невозможно себе представить, чтобы полиция проехала мимо машины с аварийкой и не остановилась. Такого быть не может. Другая группа людей наблюдает за процессом рядом с нами, и вдруг женщина ахает: «там же оторванные ноги лежат на капоте!» Какие ноги, что за чушь? Я схожу с тротуара и подхожу к машине поближе. И правда, ноги в темных джинсах. Не может быть! Сначала я не верю своим глазам, потом понимаю, что мужик пробил лобовое стекло и нырнул внутрь автомобиля, при этом стекло не рассыпалось, а только промялось вокруг дыры. Вот это сюрприз! С какой же скоростью надо ехать, чтобы достичь такого эффекта? А как же мы ничего не слышали и не видели, это же произошло практически на расстоянии двух шагов? Простите, но капот и бампер целы, он что, сверху прыгнул, как Бэтмен? Мистика какая-то. Меж тем, бедняге, если только он жив, должно быть очень неудобно. Можно было бы сказать, что он лежит на спине, да вот только вся его спина скрылась в недрах автомобиля. Кровищи, наверное, внутри ужас сколько, но неловко же подглядывать, черт, надо что-то делать, в «скорую» звонить, что ли. Тут давешний гаишник (а, может, какой-то другой?) все-таки возвращается. Он загоняет свою машину в подворотню, встает рядом с водилой и начинает говорить по рации. Наверно, вызывает профессионалов. Должен ли я помогать и, если да, то чем? Непонятно. За машиной валяются какие-то мешки, сумки, и поток других автомобилей размазывает их по мокрому асфальту. Ноги на капоте неподвижны. Проходит десять минут. Гаишник важно расхаживает по трамвайным путям, несчастный водила стоит рядом со своей машиной. Еще десять минут, итого уже двадцать. Вдруг ноги зашевелились, и из разбитого окна показались руки. Несчастный пытается подтянуться за крышу – значит, он жив – и выбраться из западни, но сил ему не хватает, и он срывается внутрь в салон. Теперь ноги провалились до колена, и оставшиеся снаружи части иногда слабо шевелятся. Может быть, его надо вытащить? И что потом? Я не знаю. Никто не знает. Ничего больше не происходит, мы стоим и ждем автобуса, поглядывая на развитие драмы неподалеку. Прошло уже полчаса. Мизансцена не меняется ни на грамм. Автомобиль, ноги, гаишник, дрожащие огни на мокром асфальте, поток машин. Интересно, у городских служб спасения есть нормативы на прибытие к месту происшествия? Я точно знаю, что ближайшая больница в пятнадцати минутах ходьбы, не то что езды, от этого места. В Канаде в таких случаях перекрывается улица, все заполняется воем сирен, прибывает сразу куча спецтранспорта, все в мигалках как на салюте. Здесь же все тихо. Тридцать пять минут! Ну вы, блин, даете. Тут из-за угла показывается наш автобус и одновременно с другой стороны бесшумно подкатывает еще один гаишник. Паркует машину, выходит, заглядывает в салон, чешет репу, и начинает ходить по трамвайным путям. Теперь их уже двое. Ну, мы пошли, а то следующий автобус, может быть, будет только утром. И тут, наконец, появляется «скорая». Кстати, тоже без сирены. Уже из автобуса мы видим, как пострадавшего вытаскивают из разбитой машины и кладут на носилки. Все, хэппи-энд.