Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Венеция 1. Водный мир - часть первая


Водный мир • ГеттоГранд-канал ЦерквиСан-МаркоГимн городуКарнавал (бонус-трек)

- А как они еду в кафе доставляют? Там же полно туристов, им есть где-то надо.
- Тоже на лодках.
- Да что ты мне впариваешь?! Это невозможно. Как можно тонны еды привозить на лодках и поднимать из воды? И потом, что я, в Италии, что ли не был? У них такие драндулетки, скутеры грузовые трехколесные....
- Нет там ничего даже одноколесного, не то что трехколесного.
- Ну велосипеды-то есть! Не может не быть. Здоровый образ жизни, все такое...
- Нет велосипедов.
- Не может быть. Хорошо, а мусор, как вывозится мусор? Старый город, по узким улочкам шляются толпы народа. Это означает горы мусора. Куда и когда девается мусор? Не в руках же его таскают?
- Не знаю. Нет мусора. На лодках его, наверно, вывозят по ночам.
- А мебель? Там же роскошные дворцы, я слыхал. Как доставляют в них четырехспальные кровати и столы для банкетов? Или венецианские стекла? Это же не влезает в лодку! Какого размера должна быть лодка, чтобы доставлять мебель?
- Слушай, откуда я знаю? Сам зайдешь в мебельный магазин и спросишь. Перевозят как-то... У них парадные двери открываются в воду. У тебя машина у двери стоит, а у них моторка. Наверно, и диваны так же с воды в дома затаскивают...

Collapse )

Ноги


Предыдущая


Меньше всего хочу я делать какие-либо обобщения из этой нелепой истории. Кому бы я ее ни рассказывал, никто не верит. И все говорят, что это нетипичный случай. Не знаю. Наверно, мне как-то по-особенному повезло стать очевидцем.

Итак, большой российский город П. За тот год, что я в нем не был, большая часть дорог приведена в идеальный порядок, появился первый шикарный хайвей, отреставрированы тысячи зданий. Повсюду цветы. Все очень красиво и богато. Даже временами становится непонятно, чего ради я оттуда уехал семь лет назад.

Понедельник, около десяти часов вечера, транспорт уже толком не ходит. Мы – я и моя мама - стоим на широком проспекте, высматривая что угодно – трамвай, автобус, маршрутку. О чем-то разговариваем. Вдруг на пешеходном переходе на трамвайных путях останавливается машина, какой-то не новый Опель, что ли. Сам процесс остановки мы оба не заметили, но это всего в десятке метрах от нас. В тусклом свете фонарей ни черта не разглядеть. Водитель включает аварийку и идет к тем, кто остановился за ним. Я предполагаю, что у машины сдох древний аккумулятор, и водила ищет провода, чтобы прикурить. Конечно, неприятно, что он застрял на трамвайных путях. Правда, трамваев все равно нет. Никому нет дела до того, что там происходит. Поток машин обтекает застрявшего неудачника слева и справа. Вот в противоположную сторону проезжает гаишник. Он тянет шею, рассматривая что там случилось, и проезжает мимо. Я разражаюсь первой ядовитой тирадой. В самом деле, в Америке невозможно себе представить, чтобы полиция проехала мимо машины с аварийкой и не остановилась. Такого быть не может. Другая группа людей наблюдает за процессом рядом с нами, и вдруг женщина ахает: «там же оторванные ноги лежат на капоте!» Какие ноги, что за чушь? Я схожу с тротуара и подхожу к машине поближе. И правда, ноги в темных джинсах. Не может быть! Сначала я не верю своим глазам, потом понимаю, что мужик пробил лобовое стекло и нырнул внутрь автомобиля, при этом стекло не рассыпалось, а только промялось вокруг дыры. Вот это сюрприз! С какой же скоростью надо ехать, чтобы достичь такого эффекта? А как же мы ничего не слышали и не видели, это же произошло практически на расстоянии двух шагов? Простите, но капот и бампер целы, он что, сверху прыгнул, как Бэтмен? Мистика какая-то. Меж тем, бедняге, если только он жив, должно быть очень неудобно. Можно было бы сказать, что он лежит на спине, да вот только вся его спина скрылась в недрах автомобиля. Кровищи, наверное, внутри ужас сколько, но неловко же подглядывать, черт, надо что-то делать, в «скорую» звонить, что ли. Тут давешний гаишник (а, может, какой-то другой?) все-таки возвращается. Он загоняет свою машину в подворотню, встает рядом с водилой и начинает говорить по рации. Наверно, вызывает профессионалов. Должен ли я помогать и, если да, то чем? Непонятно. За машиной валяются какие-то мешки, сумки, и поток других автомобилей размазывает их по мокрому асфальту. Ноги на капоте неподвижны. Проходит десять минут. Гаишник важно расхаживает по трамвайным путям, несчастный водила стоит рядом со своей машиной. Еще десять минут, итого уже двадцать. Вдруг ноги зашевелились, и из разбитого окна показались руки. Несчастный пытается подтянуться за крышу – значит, он жив – и выбраться из западни, но сил ему не хватает, и он срывается внутрь в салон. Теперь ноги провалились до колена, и оставшиеся снаружи части иногда слабо шевелятся. Может быть, его надо вытащить? И что потом? Я не знаю. Никто не знает. Ничего больше не происходит, мы стоим и ждем автобуса, поглядывая на развитие драмы неподалеку. Прошло уже полчаса. Мизансцена не меняется ни на грамм. Автомобиль, ноги, гаишник, дрожащие огни на мокром асфальте, поток машин. Интересно, у городских служб спасения есть нормативы на прибытие к месту происшествия? Я точно знаю, что ближайшая больница в пятнадцати минутах ходьбы, не то что езды, от этого места. В Канаде в таких случаях перекрывается улица, все заполняется воем сирен, прибывает сразу куча спецтранспорта, все в мигалках как на салюте. Здесь же все тихо. Тридцать пять минут! Ну вы, блин, даете. Тут из-за угла показывается наш автобус и одновременно с другой стороны бесшумно подкатывает еще один гаишник. Паркует машину, выходит, заглядывает в салон, чешет репу, и начинает ходить по трамвайным путям. Теперь их уже двое. Ну, мы пошли, а то следующий автобус, может быть, будет только утром. И тут, наконец, появляется «скорая». Кстати, тоже без сирены. Уже из автобуса мы видим, как пострадавшего вытаскивают из разбитой машины и кладут на носилки. Все, хэппи-энд.