?

Log in

No account? Create an account
Журнал путешествий
February 10th, 2019
05:32 pm

[Link]

Previous Entry Share Flag Next Entry
Спиральные тоннели
В начале февраля по всем канадским новостным каналам прошла печальная информация одной строчкой: на границе провинций Альберта и Британская Колумбия возле разъезда Филд (Field) сошел с рельс товарный поезд. 30 вагонов, груженых зерном, упали в реку. Вся локомотивная бригада – три человека – погибла.



Одна из множества фотографий с места катастрофы – © Global News.

А я был на этом разъезде и даже там перекусывал и ночевал в хостеле, причем ночевка была по цене Мариотта. Там такие двухэтажные кровати деревянные и больше никакой мебели в номере. Удобства... а не помню. Кажется, был какой-то общий душ. Хозяин хостела сказал мне с гордостью, что в поселке есть даже почта и целых два кафе, работающих до семи вечера. Поскольку заехали мы без десяти семь, мы побежали бегом в кафе, стоящее, естественно, на главной и единственной площади с видом на единственную достопримечательность – железнодорожный разъезд. В столовке нам выдали огромный гамбургер с салатом и попросили есть на улице, ибо уже всё, отбой пришел. Пришлось поедать питательную смесь на скамейке с видом на рельсы. Как обычно, панорама сопровождалась информационными щитами. По мере знакомства с информацией я начал понимать, что мы оказались в исключительном месте, связанном с уникальной историей строительства трансканадской железной дороги, и нам просто повезло. Я сразу же слегка поменял планы на следующий день, в результате чего появился в итоге этот репортаж.

Да, вот только жалко, что ни одной фотографии собственно Филда у меня не получилось. Хотя что там фотографировать? Это не поселок, не деревня, не город, а так, непонятно что, два десятка домов на трех с половиной улицах, расположенных в густом девственном лесу в национальном парке Йохо. Земля под домами в аренде у заповедника, что для Канады очень нетипично. В поселении нет администрации, вся жизнь подчинена управлению национального парка. В такой дыре я еще не останавливался никогда в жизни.

Ни к какому полю название Field не имеет отношения, как ни странно. Когда 150 лет назад строилась трансконтинентальная канадская дорога, управление пыталось привлечь деньги отовсюду и охмуряло с этой целью американских миллионеров. Фамилия одного из подлежащих охмурежу была Field, и этому человеку пообещали целый город, названный в его честь. Денег мужик все равно не дал ни цента, но название осталось, правда это и не город сейчас. В золотое время канадских железных дорог – это двадцатые-тридцатые годы прошлого века – поезда возили толпы туристов. Считалось очень круто провести отпуск в поезде. Канадские Скалистые горы действительно красоты необыкновенной. Маршрут предполагал остановки и ночевки в заповедных местах с треками разной степени сложности. А в Филде народ не только ночевал, но и просто обедал. Каждый лишний вагон в путешествии по горам был изрядной нагрузкой для локомотивов, поэтому вместо вагонов-ресторанов управление железной дороги строило стационарные едальни, возле которых останавливались поезда. Все это в прошлом. Станция в Филде разобрана, остался только разъезд и оборотный тупик. А вот товарные поезда ходят через Филд очень часто, каждые полчаса в горы уходит длиннющий многокилометровый состав. Это артерия, связывающая Канаду с Китаем через порт Ванкувера. Туда – зерно, нефть и лес, обратно – несметные контейнеры с барахлом. Всё как везде.



Очередной состав (в лесу справа видны вагоны) уходит с разъезда в горы. Филд прямо за мной, по правую руку. Ущелье, река и перевал в горах носят романтическое название Лягающаяся Лошадь. В 1850х годах правительство сформировало серьезную разветвленную экспедицию для разведки природы и геологии Скалистых гор с дальним прицелом выбрать оптимальный проход для железной дороги. Один из отрядов этой экспедиции обследовал это ущелье. Переход был трудным, а тут еще и раздражительная лошадь больно лягнула командира отряда. Он в отместку судьбе назвал всю местность в честь этого важнейшего события. Имя лошади история не сохранила.

Исследователи ни в коем случае не рекомендовали прокладку рельсов через перевал Лягающейся Лошади. Высоко, круто, опасно. Но это был самый ближний путь, к тому же и самый близкий из всех возможных к границе с США. Дорога, проложенная к северу от этого перевала, была бы никому не нужна.

Давайте отвлечемся немного на красоты парка Йохо, потом продолжим с прозой жизни.



Водопадик на 254 метра. Называется Та-Как-Ко, что на языке индейцев Кри означает “великолепный”.



Пороги ничего себе так, симпатичные.

Фотографии ниже сделаны на тропе вокруг очередного нереально красивого Изумрудного озера, жаль, не повезло с погодой. Снимки могли бы быть получше.









Кстати, там склончик такой слева спускается в озеро, так это след от лавины.

 

И вот еще одно небольшое, но очень необычное местечко. Это единственный в Америке, а то и в мире лес мангрового типа в изрядном отдалении от океана и на большой высоте. Формируют его древние тисы – те самые декоративные деревья, что растут у нас в садах в виде невысокого кустарника. Я видел секвойи... Чего я только не видел. Короче, эти тисы все-таки поменьше средней секвойи, но не намного. Самое удивительное, что в наших лесах тисы не превышают 7-8 метров максимум, а тут они же вымахали метров на 50-60. Просто очень сыро.

Ну, что знал, рассказал, теперь можно возвращаться к основной теме.



Пассажирского железнодорожного сообщения в Канаде практически нет, а то, что есть, не считается. Это просто издевательство за безумные деньги. Автобусы и самолеты вытеснили поезда совсем. Но грузовое движение развито очень сильно. Поезда длинные, по 3-4 километра. В горах двигаются они медленно от разъезда до разъезда, наполняя местность гулкими вздохами, скрипами и лязгами. Если встать на перевале и прислушаться, обязательно услышишь поезд, но это будет не перестук колес, а такое тонкое шипение, которое производит вагон метро в тоннеле. На многих фотографиях у меня в кадре поезда. Почти ничего специально я для этого не делал. Просто поездов так много, что они сами лезут в кадр. Этот снимок сделан в национальном парке Джаспер. Рыжие деревья, придающие такой колорит фотографии, - плохой признак какой-то серьезной лесной болезни. Было объяснение, что это, но я его забыл.

Правительство Канады пообещало построить железную дорогу к Тихому океану в обмен на вступление Британской Колумбии в Конфедерацию в 1871 году. Задача оказалась очень сложной, и ее выполнение заняло целых 15 лет. В отличие от той же Швейцарии, местность пустынна на тысячи километров, долины неочевидны, перевалы круты и опасны. В довершение всего, в горах выпадает невероятное количество осадков. Тихий океан расположен слишком близко, и горы служат естественным барьером для дождевых облаков. В иную зиму толщина выпавшего снега доходит до 17 (!) метров. Естественно, лавины и камнепады тут норма жизни.

Ну вот, в 1884 году в эту красоту пришли тысячи рабочих, получавших в среднем по 2.25 доллара за десятичасовой рабочий день. Жили они, естественно, в палатках. Основная их деятельность заключалась в том, чтобы, вися на веревках над пропастями, доставлять нитроглицерин к местам будущих мостов и туннелей. Средняя смертность на участке была один человек в неделю. Это оптимистическая информация. Пессимистическая звучит мрачнее. Китайские кули, работающие на стройке, зарабатывали по 75 центов в день и умирали сотнями. Их хоронили прямо на месте без церемоний и отпеваний, и точное количество погибших никто теперь не знает. Европейские рабочие получали больше, но должны были платить за еду сами. После вычетов хорошая зарплата в месяц составляла 16 долларов.

Как бы то ни было, чуть больше чем за год вдоль реки имени Лягающейся Лошади была проложена железная дорога под необычайно крутым уклоном в 4.5 градуса. Это и по нынешним меркам очень круто (в буквальном смысле). Управление железных дорог было полным банкротом в связи с масштабной стройкой, и они не могли позволить себе никакую оптимизацию маршрута. Поэтому было принято решение открывать движение как временную меру. Первый же пробный состав сошел с рельс, тоже убив всю паровозную бригаду. Для предотвращения катастроф были построены улавливающие тупики, в которых рельсы были уложены вверх по склону. Поезда, идущие вниз с перевала, должны были заезжать в эти тупики, гасить скорость, потом подавать назад и следовать дальше вниз до следующего тупика. Машинисты не очень любили эти маневры. Один горячий парень договорился со стрелочниками и попробовал спуститься с перевала без остановок. Специальным сигналом он предупреждал стрелочников, что у него всё в порядке и можно было ставить стрелку на прямой ход. Состав доехал невредимым до Филда на рекордной скорости. Гордый как петух машинист направился в контору, где его уже ждала срочная телеграмма с известием об увольнении за нарушение правил техники безопасности.

Временная мера с улавливающими тупиками просуществовала 25 лет. После этого стало ясно, что дальше так жить нельзя. Железная дорога генерировала хорошие деньги, и было принято решение выписать специалистов из Швейцарии, которые знали толк в этом деле. Так в ущелье Лягающейся Лошади появились спиральные тоннели, и старая ветка была закрыта. Позднее ее трасса послужила основой для Трансканадского автомобильного хайвея.



На схеме изображены сразу старая (черным цветом) и новая (серым цветом) железнодорожные трассы через ущелье. Показаны и где были улавливающие тупики, и как изменился уклон дороги после ввода в эксплуатацию более длинной, но более безопасной колеи (наверху на врезке). Разворотные спирали проложены в толще горы. Воротами на схеме обозначены въезды-выезды из тоннелей.



Еще одна схемка на ту же тему. Там, где сейчас туристский лагерь имени Лягающейся Лошади (треугольник слева внизу), жили и умирали китайские рабочие-кули 150 лет назад. А мы смотрим на поезд, который идет прямо под смотровой площадкой и медленно втягивается в нижний спиральный тоннель.



Канадские спиральные тоннели имеют длину около одного километра. То есть обычный трехкилометровый поезд, вползающий в дырку в горе, выглядит как змея, кусающая себя за хвост. Все происходит очень медленно. Скорость поезда, идущего через перевал, сравнима со скоростью если и не пешехода, то неторопливого велосипедиста. Минут через пять после того, как локомотив заползает в туннель, он появляется из той же горы выше или ниже своего же собственного состава, который неторопливо продолжает втягиваться в тоннель. Как обычно бывает в заповедном лесу, на смотровых площадках очень тихо. Шум дождя, шелест листвы, всё такое. И одновременно с этим ущелье заполнено вздохами и скрипами вагонов, раскачивающихся над пропастью на бесконечных поворотах. Это поразительная музыка.



Из-за густых елок не видно, как поезд вылезает из тоннеля выше по склону. Для этого нужно сменить позицию и посмотреть на верхний туннель с другой стороны ущелья.

Вообще, железнодорожные спиральные тоннели – не частое инженерное решение. Про Швейцарию я уже упоминал. Есть они еще во Франции, Италии, ЮАР, Хорватии, Новой Зеландии. Кроме классических спиральных тоннелей гораздо чаще встречаются тоннели незамкнутые с поворотом меньше 360 градусов. Эти не в счет. В России есть один незамкнутый тоннель на БАМе и еще один старый заброшенный японский тоннель на Сахалине. Вот он настоящий. Я когда-то с огромным интересом читал репортаж отчаянных путешественников, которые пешком прошли по этому маршруту. Завидую.



Верхний туннель, снятый без увеличения. Да, снег на склонах, забыл сказать. Время действия – август, самый жаркий месяц. Мы просто очень высоко. Так-то температура была вполне комфортной. Ну, куртки, конечно, приходилось одевать, но, в общем, не так уж холодно.

На этой площадке я стал свидетелем забавного случая, наглядно демонстрирующего гендерные различия. Шел мелкий дождик, и моя жена, которой было глубоко наплевать на мои железнодорожные восторги, осталась сидеть в машине. На площадке стояли одни мужчины в возрасте от пионеров до пенсионеров. Все мы были экипированы как положено, с большими фотоаппаратами, линзами и треногами. Среди них брезгливо слонялась одинокая блондинка в плаще. Наверно, она была пока еще не замужем, и у нее просто не было выхода. Всем своим видом она показывала, как ей эти глупости надоели.



Локомотив заехал в тоннель, и зрители стали напряженно ждать.



Когда красный тепловоз показался из верхнего портала тоннеля, общество разразилось восторженными криками. Блондинка поджала губы и недовольно произнесла “What’s so exciting?”

Конечно, я пересказал своей жене ее реакцию как анекдот, но она полностью поддержала прекрасную незнакомку и неожиданно сказала точно таким же недовольным тоном “ну поехали наконец уже отсюда”. Ну, поехали. Все равно мы ехали к другой железнодорожной достопримечательности. Маршрут-то я определяю. Надо бы про это место тоже написать. Соберусь ли?



Полная карта ущелья Лягающейся Лошади. Разъезд Филд показан красным угольничком в нижней половине карты. Спиральные тоннели – сами видите где. А недавнее крушение поезда произошло, наверно, у нижнего моста под хайвеем. В репортажах говорят, что поезд стоял в Филде,когда у него отказали тормоза. Вот такая история.

Tags:

(33 comments | Leave a comment)

Comments
 
Page 2 of 2
<<[1] [2] >>
[User Picture]
From:sova_f
Date:August 21st, 2019 08:52 am (UTC)
(Link)
С днем рождения, Андрей!
[User Picture]
From:andanton
Date:August 21st, 2019 12:16 pm (UTC)
(Link)
спасибо
Powered by LiveJournal.com