Andrei Antonovski (andanton) wrote,
Andrei Antonovski
andanton

Categories:

Боливия, день девятый: южноамериканский Стоунхендж

Предыдущая серия

Время от времени я наталкиваюсь на дурацкие рассуждения, что знаменитый Стоунхендж – это такое “распиаренное” (какое всё-таки поганое слово) место, куда народ едет ни за чем, типичный обман и разводка на деньги. Что такого особенного в каких-то голубых камнях, которые стоят посреди поля? Действительно, посмотришь так циничным взглядом, – и впрямь ничего. Камни и камни. Просто смотреть следует под другим углом. Истинная причина очарования Стоунхенджа – это феномен забвения. Эти камни переворачивают душу. Мы знаем, откуда они взялись, но не знаем, каким образом и с какой целью они были доставлены и поставлены именно таким образом друг на друга. И, самое главное, мы понятия не имеем, кто это сделал и куда эти люди потом исчезли безвозвратно. По меркам природы, это событие случилось совсем недавно. Какой-то лишайник ярета громко смеется над нашими потугами постичь тайны событий, которые произошли во времена его недавней юности всего две-три тысячи лет назад. А мы, такие умные и гордые, повелители всего на свете, совершенно бессильны против ничтожно коротких промежутков времени.

После Стоунхенджа схожее чувство бессилия против исчезновения информации я испытал в местности, называемой Меса Верде в штате Колорадо. Там, если вы помните этот рассказ, жили люди, которые дошли в своем развитии до некоторых зачатков современной цивилизации. Они жили там довольно долго, не одну тысячу лет, а потом, семьсот лет назад, все исчезли, как и не было их никогда на свете. Что это были за люди, куда они исчезли, почему бросили всё, чем жили, мы никогда не узнаем. В фольклоре местных индейцев эти люди называются “анасази”, в переводе – “предки”. Какие предки, кому предки – неизвестно.

Третью загадочную историческую заброшку я имел удовольствие наблюдать под Ла Пасом. Боливийский аналог Стоунхенджа порождает такие же эмоции.




Оказывается, империя инков, которую разорили испанские конкистадоры, была очень молода. Она возникла около 1300 года и прекратила свое существование к концу 16 века. Но об инках мы как раз много что знаем благодаря, разумеется, испанским завоевателям. А вот до инков на тех же землях росла и крепла другая империя, и народ, который ее создавал, назывался тиванаку. Был этот народ очень многочисленен и воинственен. Недалеко от современного Ла Паса на высоте 3800 метров располагалась их столица, служившая центром духовного притяжения для соплеменников. На равнине вокруг столицы жило примерно 70 тысяч человек – колоссальная цифра для древнего мира. Полное количество подданных империи оценить невозможно, но, по некоторым оценкам, было их тысяч двести. Они жили в крошечных круглых землянках диаметром около двух метров. Одновременно с тем эти люди ожесточенно строили совершенно циклопические сооружения, посвященные своим загадочным культам. У них были ирригационные каналы, дороги, многоэтажные храмы. В обществе была развита иерархическая структура. Главными считались жрецы. Тиванаку посылали военные отряды на сопредельные территории и успешно их себе подчиняли. А потом примерно за сто лет до возникновения империи инков, то есть около 1200 года, весь этот народ бесследно исчез. Столица их пребывала в забвении до конца 19 века, когда ее обнаружили и раскопали белые люди. Камни, посвященные непонятным ритуалам, вот они, их можно потрогать. Но то, как эти камни здесь оказались, почему их расставили именно таким образом и куда потом делись строители, покрыто пылью неизвестности.

Кое-какие сведения о тиванаку все же до нас дошли. Дело в том, что в то же самое время на берегах озера Титикака жил несколько более миролюбивый народ аймара. Индейцы аймара не ставили себе целей завоевания вселенной и строительства пантеонов во славу многочисленных богов. И они пережили и тиванаку, и инков, и нынешний президент Боливии Эво Моралес принадлежит к племени аймара. Мифология аймара переплетается с мифологией тиванаку, и таким образом ученые могут отчасти понять, что за истуканы стоят на этих развалинах. Но все равно, в значительно степени это всё чистейшие непроверяемые домыслы.



Объективно, развалины главного храма тиванаку выглядят слабее самого захудалого римского амфитеатра. Но фишка в том, что в этой местности на четырехкилометровой высоте попросту нет таких камней. Их откуда-то притащили издалека. Размер храма по основанию 250х200 метров. Храм состоит из семи уровней, и каждый уровень что-то обозначает в смысле материальном и духовном. Куда-то что-то там возносится. Экскурсовод знал тему неплохо, он сам был из аймара, но говорил он крайне невнятно и запутано, все время приплетая словечки местной мифологии, а я себя как-то особенно неважно чувствовал в тот день, и мне было не до того, чтобы отличать уровень кондора от уровня моря. Так что с пониманием древних духовных скреп я в этот раз, увы, облажался.

В Тиванаку раскопаны развалины трех храмов и одного многоквартирного дома.



Многоуровневая гигантская конструкция называется Акапана. Самый интересный храм – Каласасая. Справа от него квадратик – это третий небольшой храм с очень необычными фигурами, вделанными в стены. Квадрат слева, подписанный “Путуни”, – это обитель жрецов. Небольшие ниши размером 2х2 метра, выглядящие как зубцы, это было их элитное жилье в центре города.



Говорят, жрецами назначались дети, родившиеся с шестью пальцами. Эта информация меня удивила. Такое генетическое отклонение не слишком часто встречается. Нет ли тут ошибки? Я спросил об этом экскурсовода, он пожал плечами. Говорит, так и было, а как это получалось – он не знает.

На территории Каласасаи стоят два истукана, отмеченные на карте как “монолиты” и двое ворот. Основная общая догадка, что взаимное расположение этих объектов как-то завязано на ход Солнца. Два истукана и ворота Солнца вроде бы должны образовывать треугольник, который лучи нашего светила прочерчивают в дни равноденствий, но... они не образовывают. При этом археологи их не перемещали, и все объекты стоят ровно там, где их раскопали.



Здесь мы видим относительно простую каменную фигуру. По поясу истукана идут странные пиктограммы.



Второй истукан такого же размера сделан из другого камня и уже не так прост, хотя фигуры на поясе практически такие же. Сейчас приблизим.



Наши искусствоведы уверяют, что какие-то фигуры на поясе – это раки. Я, признаться, не вижу здесь раков, хоть убейся. Но искусствоведы знают о чем говорят. Но откуда в Тиванаку могли быть раки? На такой высоте раки не живут, и местные не могли быть знакомы с этой живностью. Однако недавно другой такой же истукан, брат-близнец покойного, был найден в Чили на уровне моря. Понятно, что жители прибрежной полосы с раками были знакомы неплохо. То есть кто-то зачем-то припер этот камень в Тиванаку и поставил его в храме Солнца. Что это было? Дань? Подарок императору? Госзаказ? Неизвестно.

Кроме раков, тут прорва каких-то других символов. Голова с клювом крючком – это кондор, главная птица Анд, и она же символизирует высший духовный уровень в оригинальной индейской религии. Про остальные символы я ничего не запомнил.

Теперь смотрим на кулаки. Вы можете таким образом сжать ладони? С левой рукой все понятно, это просто кулак. А с правой что не так? Да ничего, просто она вывернута наизнанку. Сожмите в кулак левую руку, прижмите её к себе как показано, а правую ладонь тоже в кулаке отведите в сторону. Теперь обе руки выглядят как показано, но прижать правую руку к телу в такой позиции невозможно. Но все изменится, если мы предположим, что рядом с истуканом находится некто невидимый и бесплотный, и это его рука. А кто же этот бесплотный гад? Очевидно, это астральная сущность, сиречь душа. Могла бы показывать язык, но просто выворачивает руку. То есть, душа в мифологии тиванаку была не внутри организма, а рядом с ним.

Третий найденный здесь истукан настолько серьезный, что для него построили отдельный дом в отдалении. Это символ матери-Земли, Пачамама на местном наречии. Любопытно, что Пачамама, фактически богиня плодородия, присутствует во всех местных оригинальных религиях на всем континенте. Фотографировать Пачамаму в ее отдельном доме категорически нельзя. Непонятно почему. Долгое время эта скульптура стояла на центральной площади Ла Паса, то есть ее выкопали в Тиванаку и перевезли в столицу, но там она начала со страшной скоростью разрушаться от загрязненной городской атмосферы. Поэтому не так давно Пачамаму вернули на место первоначальной прописки и запретили фотографировать. Придется воспользоваться интернетом.



Истукан Пачамамы огромный, это настоящий колосс. Сколько ему лет? непонятно. Полторы тысячи, наверно. Неведомые каменотесы очень постарались с этим идолом. Жаль, на картинке нет людей. Средний человек едва достает Пачамаме до колена. Вся скульптура испещрена какими-то символами. Некоторые условно расшифрованы.

В целом Пачамама выглядит круто, но некрасиво. Очень большая каменюка, исполинская. Потребовался, наверно, труд не одного поколения людей, чтобы каменными орудиями сделать такую махину. Зачем? Нам не понять. Пойдем дальше.



Входные ворота – символ Тиванаку. Их картинка будет на каждой рекламной брошюре. Этот снимок сделан изнутри с площадки храма Каласасаи.



А здесь они же снаружи. К воротам ведут семь ступенек. Это символы всё тех же семи уровней перерождения.



Ворота Солнца не достроены. Смешная фигурка наверху – главный бог религии древних индейцев по имени Виракоча. Но мы знаем его еще и под именем Кон-тики. Да-да, это именно он. Выглядит как герой старого советского мультфильма. А интересно, у молодежи есть представление о Кон-тики? Надо будет провести исследование. Кто слышал о Кон-тики, поднимите руку. Кстати, Пачамама – это его дочка. Чем-то это напоминает греческую мифологию.

Символика ворот не разгадана. Там масса загадочных знаков и 24 фигуры. У 16 фигур лица человека, у 8 – кондора. Вокруг головы Виракочи 24 солнечных луча. Почему так, что это за загадочное число – неизвестно.

Сделаны ворота из одного куска камня весом 10 тонн. Они валялись плашмя глубоко в земле, когда их откопали. Если исходить из того, что народ тиванаку разбирался в астрономии (а они разбирались), ворота надо переместить метров на десять в сторону, тогда получится строгая геометрия, связанная с движением Солнца. Но они стоят ровно там, где их обнаружили, и непонятно, их ли это место или они там оказались случайно.



Самый большой камень в этом комплексе весит 27 тонн. Внушает. Все камни идеально пригнаны друг к другу. Даже нож невозможно между ними просунуть. Все камни люди тиванаку притащили сюда очень издалека и в гору. Зачем? Непонятно.

Еще один, третий храм заглублен под землю.



В стены храма вделаны 175 лиц. Ни одно не повторяется. Некоторые лица не имеют отношения к человеческим пропорциям. Кого они изображают – неизвестно. Возможно, инопланетян.



По центру храма стоит вот такая махина:



Это тоже Кон-тики, Создатель по-современному.

Побродив по всем этим развалинам, наша группа поднялась на верхний, седьмой уровень огромной площадки. Выяснилось, что, пока мы наслаждались древним искусством, в храм Каласасаи пришла большая группа школьников из племени аймара. Оказывается, там проходят обряды типа инициации /конфирмации /бар-мицвы. Детей определенного возраста привозят в этот комплекс, и жрец им что-то говорит, и это очень важное событие в их жизни.





На древнем постаменте тиванаку горит настоящий костер, и вокруг происходит нечто важное и правильное. Мне было лень разбираться, что именно.



Это вид сверху на окружающую нас равнину. Здесь есть вода, и, значит, отношение к жизни совсем другое.



Главное отличие от виденной ранее пустыни – вместо лам коровы. Это колоссальный символ счастья и благополучия. Вода берется с гор.



Залог нормальной жизни – ледники. Если верхушки далеких гор покрыты снегом, будут вода, коровы и империя. А нет снега – будет только песок и соль.

С исчезновением снега около 1100 года связывают исчезновение и забвение Тиванаку. Вроде так получилось, что засуха продолжалась сорок лет. Озеро Титикака, плескавшееся когда-то недалеко от города, отступило, и сейчас оно находится в доброй сотне километров от этого места. Вслед за озером ушли люди, и город вместе с храмовым комплексом оказался заброшен. По другой теории народ тиванаку нарвался на свои же собственные грабли: на окраинах империи вспыхнуло восстание, которое оказалось удачным. По третьей версии, пришла ужасная эпидемия чего-то, выкосившая целый народ. Город был разорен и заброшен. Однако обе теории не объясняют, куда растворились много десятков тысяч человек. Вымерли? Ужас какой.

От развалин мы перешли в музей, посвященный археологическим находкам при раскопках Тиванаку. Снимать там, разумеется, категорически запрещено, но я и не заметил каких-то артефактов, способных поразить воображение. Всё как всегда: черепки, железные иглы, наконечники копий. Затем нас доставили в еще один комплекс развалин, находящийся рядом с сараем, в котором хранят гигантскую статую Пачамамы. Дам подряд несколько фотографий:









Выемки в камнях сделаны для того, чтобы каменные блоки намертво сцеплялись друг с другом и был способны выдержать даже приличное землетрясение. Я не понимаю, как это в принципе можно сделать. Каким адским инструментом можно было продолбать эти узоры? Современный фрезерный станок не способен на такие операции. Это же камни, не бетон. А как они таскали все это добро? На первой фотографии из этого ряда видны коричневые плиты с просверленными в них отверстиями. Как их сверлили? А ведь таких камней в округе нет. Их притащили очень издалека. Какая огромная и бессмысленная работа была проделана.

Здесь, возле этих камней, у меня состоялся симпатичный диалог, которым я хотел бы закончить очередную главу своей саги. В группе была молодая пара, анорексичного вида девушка (это она упала в обморок возле ворот Каласасаи) и румяный немного бородатый юноша в очках, интеллигентный до безобразия. Какой-нибудь пост-док наверняка. С гидом они говорили по-испански, с остальными участниками тура по-английски, причем с ярко выраженным британским акцентом. Я разговорился с молодым человеком и предположил, что он родом из Англии. Парень расцвел, было видно, как ему приятно это слышать. Они оба, оказывается, немцы. Он, разумеется, тоже поинтересовался, откуда я такой взялся. Ответ мой отшлифован годами. Я русский, живущий в Торонто. Немец немного напрягся и перешел на следующий духовный уровень:
- Вам нравится в Канаде?
Такой вопрос задают уже реже, но он тоже стандартный, и на него тоже есть домашняя заготовка.
- Если бы не нравилось, я бы там не жил.
- Да, действительно, верно. Но почему же все-таки вы уехали из России?

До таких глубин докапываются уже немногие, и мне пришлось импровизировать.

- Послушайте... люди склонны к перемещениям. Вот, возьмем народ тиванаку. Всего сорок лет засухи – и ушли все до единого!

Парень остался в восторге от такого объяснения. Мы расстались большими друзьями, но адресами не обменялись.

Следующая серия
Tags: Боливия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments