Andrei Antonovski (andanton) wrote,
Andrei Antonovski
andanton

Categories:

Канатный трамвай Сан-Франциско. Часть 2


Прежде всего, хочу поблагодарить всех, кто оставил свои комментарии к предыдущей публикации. Я решил ответить всем разом. И, честное слово, мне очень приятно, что вы мне пишете, даже если отзыв ругательный. Пусть будет. Ваши отзывы - самое главное, это то единственное, ради чего стоит продолжать эту деятельность. Второе, я не хотел никого задеть. Впечатления туриста не могут совпадать с ощущениями человека, живущего постоянно в каком-то месте. Конечно, большинству нравится то место, в котором они живут. Не может быть иначе, в противном случае надо из этого места уезжать. И уж на что скучным и унылым может показаться мой Торонто для посетителя со стороны, но я так сжился с этим городом, мне так в нем удобно, так комфортно, что я готов перечислить не один десяток причин, за что я люблю это место и почему я не хочу ни за что и ни на что его променять. И, если какой-нибудь баклан поверхностно-покровительственно напишет о Торонто "полный отстой, один замок, пара паршивых небоскребов, а так смотреть больше нечего", я обижусь и не буду с ним дружить. Так вот, про Сан-Франциско я ничего подобного не писал и не думал.

Но меня действительно не слишком впечатлил этот город. Я ожидал чего-то другого. Это очень культурное, очень симпатичное место, оригинальное по рельефу, с прекрасными парками. В городе живут вежливые доброжелательные люди. Есть интересные мощные музеи, много театров, вокруг очень необычная природа. Своеобразный, но скорее приятный климат. Все правда. Но чего-то остренького - на мой вкус - в нем не хватает. Я ценю сумасшедший пьянящий темп Нью-Йорка, серую величавую надменность классического Вашингтона, буржуазную роскошь архитектурного Чикаго, фрагменты великой истории, притаившиеся в тихих переулках  Бостона и Филадельфии, религиозный аскетизм Солт-Лейк-сити, готические эксперименты Нью-Хейвена... Да мало ли еще в Америке особенных мест! Сколько угодно. В Сан-Франциско я не почувствовал ни одной сверхценной черты. Наверно, там очень хорошо жить, хотя меня смущала бы необходимость жить на вулкане и постоянно карабкаться по горам. Но я же просто турист, потребитель. Покажите мне красиво! Поразите меня! И я об этом напишу.

А так я пишу про канатные трамваи. Вот это необычайно интересная тема, на мой взгляд.

Предыдущая часть

Продолжим ровно оттуда, где мы остановились в прошлый раз. Я показываю то, что с удивлением видит каждый современный человек, впервые попавший в Сан-Франциско.


 


Вагончик подходит к поворотному кольцу. На двух линиях из трех у вагончика есть нос и хвост, то есть он всегда идет вперед одним и тем же торцом. Его надо развернуть. Канат под рельсами в месте поворота пути идет прямо, а рельсы заворачивают. Здесь водитель отпускает захватные пассатижи, и вагончик под небольшой уклон вкатывается на разворотный круг.

 
 

Все, естественно, сделано из дерева. Конструкции около 120 лет.

В хороший солнечный день очередь желающих покататься растягивается на десятки метров. Стоять в ней надо час и больше.

  

У поворотного круга два стопора, выравнивающие рельсы. Сам круг уже стоит строго горизонтально.

 
  

На этом снимке можно разглядеть вагончик изнутри. Им управляют два человека, водитель и кондуктор. Водитель перемещается посередине между лавками. Всю дорогу он стоит и исполняет очень сложный танец, играя двумя рычагами, захватом и тормозом. Есть еще педаль, она тоже управляет тормозами. Скорость вагона зависит от силы захвата. Трос смазан лубрикантом, позволяющем захвату проскальзывать. Сейчас это какой-то полимер (уступка прогрессу), а раньше была смола. Поэтому трамвай в прежние времена был весьма пахуч. Проход между лавками ведет на заднюю площадку. Помимо сидячих мест, есть места стоячие - на подножках. С каждой стороны по восемь человек. Вы спросите - а как же зимой? А это и есть зима. Снимок сделан 30 декабря. В Сан-Франциско никогда не бывает снега. Правда, и лето там очень холодное. Марку Твену приписывается выражение "самая холодная зима - это лето в Сан-Франциско". Хотя вроде бы он такого на самом деле не говорил. Ровная температура от 10 до 25 градусов круглый год - вот что такое Сан-Франциско. Зато там очень часто идет дождь, в том числе и посреди ясного неба. Те, кто стоят на ступеньках, сильно мокнут. Се ля ви.
 

  

Трамвай изнутри. Вместимость вагона ограничена, и кондуктор, шевеля губами, все время считает людей. Лишних на посадку не пускают. Хотя по фотографии кажется, что в вагоне давка, каждый человек сидит или стоит на строго отведенном ему месте, и никакой самодеятельности. Перемещаться по вагону, когда он заполнен, невозможно. Можно только пройти на освобождающееся место, когда кто-то выходит.
 

 

Вернемся на кольцо. Трамвай заехал на круг, водитель застопорил его и вместе с кондуктором стал вручную разворачивать...
 

  

...как упрямую лошадь под уздцы.

 
  

Развернули. Теперь пихаем его с круга на основной путь. Кстати, кондуктор постоянно сидит на задней площадке, которая расположена за сеточкой. У него там гнездо. В обязанности кондуктора помимо сбора денег и подсчета свободных мест входит торможение вагона еще одним, третьим тормозом на крутых спусках. Я эту феерическую картину покажу позже.
 
  

Здесь водитель с кондуктором пихают трамвай уже вдвоем. Водитель именовался до самого недавнего времени "gripman" - человек, управляющий захватом. Эта работа требует изрядных сил и выносливости. Современность внесла свои коррективы, и теперь водитель теперь официально называется не "gripman", а "grip person". В водители канатного трамвая подались женщины-тяжеловесы. Уже двое. Страшно себе такое представить. Я сам не видел.

Среди водителей ежегодно проводятся профессиональные соревнования. Одно из них - на самый звонкий удар колокола. Звонит трамвай непрерывно - маневренности-то никакой. Звонок такой же, как и был 150 лет назад - большой медный колокольчик с веревкой. То есть водитель не только на ручках своих висит, но и за веревку дергает.
  

Дотолкали трамвай на посадку, теперь надо развернуть круг, чтобы привести его в готовность для приема следующего трамвая.
 

  

Обратите внимание, у мужика в спецовке в руках какая-то палка. Это крючок, которым он вытягивает трос через специальный лючок в земле. Сейчас водитель встанет на свое рабочее место, кондуктор поднимет трос крючком, трамвай издаст очень громкий звон и с лязгом поедет. Устройство таратайки очень простое. Амортизаторов или рессор никаких нет. Это железное шасси с колесиками, на которое водружена деревянная будка. Практически вся кабина сделана только из дерева. Единственная уступка цивилизации - габаритные лампочки на крыше, да тускло светящий фонарь спереди. Питается это добро, естественно, от автомобильного аккумулятора. Раньше и того не было. В полной темноте этот трамвай не ездун: ничего не видно.

  


Остановки трамвая возможны только на ровном месте, а место такое только на пересечении с поперечной улицей. Поэтому трамвай встает ровно посредине перекрестка, выкатываясь по зеленому сигналу светофора. Посадка и высадка пассажиров происходят в темпе вальса. Кондуктор на подходе к перекрестку вопит "четыре человека!", что означает, что четверо счастливчиков из очереди смогут повиснуть на подножках, и они бегут на центр перекрестка бегом. Автомобилисты сзади проклинают свою судьбу, но терпят. Между прочим, автомобили этого трамвая очень боятся. Возможности маневра, что по части разгона, что по части торможения у него близки к нулю, да еще пассажиры сигают с подножек как попало. Поэтому рекомендуется соблюдать дистанцию с большим запасом.

  

Посмотрим на повороты. Они всегда идут под уклон, потому что за трос на поворотах держаться невозможно: ролики мешают. Повороты трамвай проходит своим ходом. Если водитель недостаточно профессионально бросит рычаг, трамвай может застрять. В этом случае его надо подтолкнуть. Как-то мы сидели внутри, когда произошло такое несчастье: трамвай застрял на повороте. Водитель позвонил куда-то по рации, и минуты через три подъехал джип с большим "кенгурятником". Он осторожно пристроился позади травая и деликатно, любя, подтолкнул его до места, где тот смог набрать скорость, чтобы снова зацепиться за канат на ровном участке.

Могут ли быть повороты с уклоном наверх? Нет, насколько я понимаю, не могут. Движение на поворотах одностороннее. В обратную сторону трамвай идет по параллельной улице, которая сильно ниже или выше с тем, чтобы на поворотах трамвай всегда мог бы катиться сам.

У трамвая три механизма торможения. Первый, самый простой - держаться за канат. Быстрее каната не поедешь. Второй, стандартный действует на колеса. Думаю, что им управляет водитель. Но у него всего одна человеческая сила, поэтому колесами особенно не потормозишь. Самый интересный тормоз, которым управляет кондуктор - это деревянные (!) бруски, трущиеся об рельсы.

 
 

Вот здесь их хорошо видно между колесными парами. Комплект брусков снашивается за три дня, после этого их надо менять. Бруски сделаны из сосны. Каждый день тормоза меняют у десяти вагонов, итого в день уходит как минимум одно дерево на эти развлечения. Фирма, изготовляющая деревянные тормоза, не боится остаться без работы. Все как было раньше, а что вы хотите. Так жили наши деды. 
 

  


Трамвай несется с горы, а кондуктор пытается остановить его деревянными тормозами, отвисая на ручке всем телом и упираясь ногами в стенку. Позапрошлый век заказывали? Получите и распишитесь.

Впрочем, что-то мне подсказывает, что мужик играет на публику. Но они действительно отпускают трос при движении под гору, и это чудо со страшным грохотом валит вниз, а девчонки в салоне радостно визжат, как на американских горках.
 

  


Рабочее место водителя. Он налегает всем телом на рычаг захвата троса. Трамвай ползет вверх в крутую гору.
 
  


Так выглядит "двигатель" таратайки. Второй рычаг - это тормоз, а крючок, который валяется рядом, служит для поднятия троса, если тот выскользнет из захвата и провалится вниз.

 

Здесь кондуктор переключает стрелку. Поскольку трамвай идет медленно, кондуктор вскакивает и выскакивает на ходу. Никакого электричества, никаких дистанционных переключений. Вы не забыли? Мы в 1873 году. Да, а как устроена стрелка? Тоже под горку. Она находится задолго до перекрестка на прямом наклонном участке дороги. Водитель отпускает рычаг, и трамвай катится своим ходом через стрелку до того места, где можно снова захватить трос. Так же сделаны и перекрестки. Та линия, у которой трос расположен снизу, идет немного под уклон. В крайнем случае, если трамвай застрянет, кондуктор выскочит и подтолкнет.
 
Осталось только понять, какие силы приводят в движение сам трос. Об этом в следующей части.
 


Tags: США, Сан-Франциско, Техника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments