Andrei Antonovski (andanton) wrote,
Andrei Antonovski
andanton

Categories:

Флоренция 3. Коридор Вазари /1


Предыдущая серия

Побывать во Флоренции и не сделать этот кадр - просто нонсенс. Все фотографируют, а я что - рыжий, что ли? Не буду оригинальничать, где все, там и я.




На снимке знаменитый Старый мост через реку Арно, Понте Веккио, место паломничества всех туристов. Обязательно-обязательно надо сфотографировать этот мост, иначе никто не поверит, что вы были во Флоренции. Как видно, за исключением трех арок в центре, мост полностью зашит и производит впечатление жилого дома. Я не могу поручиться, что кто-то сейчас действительно живет внутри этого моста. Скорее всего, уже нет. Раньше жили. Вдоль всего моста с обеих сторон расположены ювелирные и сувенирные лавки, а задняя часть этих лавок выходит окнами на реку. На ночь лавки закрываются массивными деревянными ставнями на амбарные старинные замки. Запертые лавки больше всего похожи на огромные бабушкины сундуки.
 
В таком виде мост существовал не всегда. То есть он был сразу построен достаточно широким, еще в 996 году. Я не потерял единицу перед тремя цифрами года. Ее там нет. Но строили тогда не на долгие века, и спустя каких-то жалких 350 лет мост пришлось возводить заново после сильного наводнения. В своей современной ширине и трехарочной конструкции мост стоит с 1345 года. В то время там был мясной рынок под открытым небом. Вонища, конечно, на итальянской-то жаре. Ошметки мяса летели вниз в реку, короче, полная антисанитария царила в то мрачное средневековье на мосту.
 
Говорят, на рынке на Старом мосту через Арно появилось всем известное слово "банкрот". Проторговавшийся купец, перед тем как навсегда покинуть стройные ряды коллег, выставлял свою скамейку, на которой он раскладывал товар, ("банк") в последний раз, и солдаты ее ломали ("ротто" = "ломать" по-итальянски). Без скамейки какая же торговля. Так что мост по праву заслужил свое место в истории цивилизации.
 
Теперь давайте присмотримся к снимку. Прямо под стрехой моста идет ряд одинаковых квадратных окошечек. На левом берегу Арно окошечки ныряют в жилой дом, на правом идут над сложной аркадой, которая открыта арками к реке и формирует ровный проход вдоль набережной. Потом окошечки поворачивают направо и там соединяются с галереей Уффици. Одно окошко смотрит прямо на нас из правого верхнего угла кадра. За окошками скрывается крытый проход, который называется коридором Вазари.
 

 

Панорамная фотография коридора Вазари на северном берегу Арно найдена на вебсайте "Музеи Флоренции". Увы, своей такой фотографии нет. Вообще, ближайшие две части будут изобиловать чужими кадрами. Я буду всегда пояснять, откуда я их слямзил. Если пояснения нет, значит, фотография моя. И по самому коридору я не ходил, хотя такая возможность существует, только надо записываться сильно заранее, чуть ли не за полгода. Удовольствие пройти по коридору Вазари стоит, кажется 95 евро, на двоих 190. Боюсь, я бы пожмотничал, даже если бы сообразил про такую возможность сам. Но, сам не зная того, я не один раз прошел под этим парящим в воздухе проходом и рядом с ним и сейчас с удовольствием систематизирую те фотографии, которые я отснял в процессе.
 
Уффици на этой фотографии - это самое правое здание с тремя арками, две из которых не ведут никуда, а через центральную арку вы проходите к площади Синьории вдоль крыльев галереи.
 
Строительство коридора заказал герцог Козимо Первый Медичи в 1564 году. Он приурочил это строительство к свадьбе сына. Если отмотать назад историю правящей династии Медичи, мы можем заметить в этом имени что-то странное. Оно какое-то длинное. И почему Козимо звался Первым, хотя в реальности первый Козимо Медичи, называемый Старшим, стал рулить городом в 1434 году? Правильно, в титуле-то и зарыта собака. На протяжении веков Флоренция была республикой с олигархической формой правления. Во главе города стояли главы мощных финансово-промышленных кланов. Семья Медичи знала взлеты и падения начиная с 1300х годов, но именно Козимо Старший смог прибрать власть к рукам семьи крепко-накрепко. Его внук Лоренцо Великолепный счастливо пережил заговор Пацци, затяжную войну с Римом, закат и разорение своего некогда самого мощного в Италии банка, и умер своей смертью в 1492 году. Но сыну Лоренцо повезло меньше: жителям Флоренции надоела несменяемая власть семьи, да и крах банка Медичи не способствовал популярности этого клана. Многие жители были вкладчиками банка, так что время наступило очень неспокойное. После смерти Лоренцо началась смута, провоцируемая речами Савонаролы, и Медичи пришлось бежать из города. На непродолжительное время во Флоренции воцарилась демократия со сменными представителями, потом власть снова вернулась к Медичи. И опять последователи Савонаролы их свергли на три года, уже в 1527 году, и опять они вернулись, как Карлсон, который всегда возвращался. И тут парню, который вернулся, пришла в голову простая и логичная мысль: что же это за власть, которую любой языкатый проповедник или даже его тень может свергнуть в два счета? Какие такие выборы, если достойный победитель в этих выборах всегда один, всегда известен, и всегда Медичи? Зачем все эти мучения? В 1531 году правящий тогда Алессандро Медичи, внук Лоренцо Великолепного и, по слухам, незаконный сын самого Папы, хотя официально Папа был "всего лишь" его дядей, объявил, что все, Тосканская Республика отменяется навсегда. Поиграли и хватит. Отныне он, Алессандро, будет герцогом Алессандро Первым, правителем и национальным лидером, а буде с ним что случится, другой Медичи займет его теплое место. Точка. Но с этим Алессандро, кстати, довольно быстро случилось. Убил его один дальний родственник. Родственника впоследствии тоже грохнули неустановленные лица. И правильно, потому что нефиг разборки устраивать между своими. Однако Алессандро предусмотрел все. Семейка Медичи была плодовита, до 10 детей рожали славные тосканские жены, и найти нового герцога труда не составило. Им и стал Козимо, тоже, естественно, Первый. В смысле, первый герцог.



Конная статуя герцогу Козимо Первому Медичи стоит уже более 400 лет на площади Синьории.
 
Вообще, Козимо Первый не имел к Флоренции никакого отношения. Он был из другой ветви Медичи и приходился убитому Алессандро четвероюродным братом. Своих детей у Алессандро не было, и, когда его убили, Совет 48 - что-то вроде собрания министров при герцоге - решил призвать 17-летнего паренька из провинции под подписанные "кондиции", дававшие всю распорядительную власть совету. История типичная. Заняв трон, Козимо немедленно "разодрал кондиции" и начал проявлять недюжинный характер. Как и следовало ожидать, после убийства правителя началась смута. Козимо подавил восстание с чрезвычайной жестокостью. Укрепившись в кресле, Козимо начал затяжную войну с соседями. Она увенчалась взятием давнего соперника Флоренции города Сиены с одновременным уничтожением практически всего населения города. После завоевания Сиены Козимо получил от Папы титул Великого Герцога Тосканского. Помимо прямых военных побед, Козимо неплохо развил институт госбезопасности. Все его враги погибали при самых неприятных обстоятельствах. Война и госбезопасность требовали много денег, также как и непрерывные вложения в искусство. Все Медичи были отчаянными меценатами, чья цель была сделать Флоренцию самой главной сокровищницей культуры на века. Как мы видим, этот план вполне удался. А где взять деньги, когда их нет? Банк Медичи лопнул, да и не к лицу герцогу заниматься делами какого-то банка. Тогда налоги. Налоговая система во Флоренции при Козимо была совершенно драконовской. Никто не мог даже пикнуть. Но все мы смертны. Закрутив гайки до отказа, Козимо не мог не опасаться покушения.
 
Когда-то жили Медичи в собственном дворце недалеко от собора Дуомо, сейчас это дворец Медичи-Рикарди. Мы еще в него заглянем. Нехорошее место. Народа много вокруг шатается, да и традиция убивать Медичи в соборе уже как-никак сложилась. Поэтому с какого-то времени правитель города переехал жить в дворец Синьории. Однако это тоже было не вполне удобно: все-таки присутственное место, зал заседаний правительства там же, а тут жены какие-то, дети герцогские бегают, да и дворец-то совсем небольшой. Возможно, поэтому герцог Козимо купил себе еще один дворец на отшибе на другом берегу Арно у подножия большой горы, возвышавшейся над городом. То был очень большой дом банкиров Питти. В 1549 году им было сделано предложение, от которого они побоялись отказаться. Дворец Синьории после переезда герцога стали называть "Старый дворец", то есть Палаццо Веккио.
 
Формально дворец Питти купила жена Козимо на свое имя, чтобы никто не мог сказать, что герцог использовал власть для целей личного обогащения. Однако, сколь ни был велик дворец Питти, кольчужка была маловата для имения правителя, и Джорджио Вазари был нанят для расширения дворца вдвое, а заодно постройки навесного коридора длиной около километра от Палаццо Питти до Палаццо Веккио. Таким образом, Козимо Первый сделался едва ли не единственным в мире правителем, который ходил на работу по полностью закрытому проходу. Ни один убийца не мог к нему подобраться. И зонтик от дождя не нужен. А чтобы запахи мясного рынка на Старом мосту не мешали правителю предаваться размышлениям во время прогулки на работу, рынок просто разогнали. И поселили на мосту ювелиров. Чистое дело и не пахнет.
 
Уже не в первый раз в моих писаниях возникает фамилия Вазари. Кто это такой? К стыду своему, я практически не знал ничего о Вазари до поездки во Флоренцию.
 

 

Автопортрет Вазари взят, как обычно, с Web Gallery of Art.
 
Как я сейчас понимаю, Джорджио Вазари - абсолютно уникальная личность даже по масштабам Флоренции, в которой гений на гении сидел и гением погонял. В чистом виде Вазари как раз гением не был. Какой-то ерунды ему не хватило до звания гения. Я не искусствовед и не могу определить почему Вазари принято считать художником второго эшелона. Его картины выставлены во многих музеях мира, его прикладные работы типа росписи купола Дуомо можно посмотреть, просто зайдя в собор. Мало того, как это было принято в  эпоху Возрождения, Вазари был не только художником, но еще и скульптором и архитектором. И все у него получалось. Как, впрочем, у многих его коллег. Например, у Микеланджело. Или у Джотто, сконструировавшего колокольню флорентийского собора. И вот в качестве архитектора Флоренции Вазари отличился гораздо больше, чем как художник. Но основная посмертная слава пришла к нему как к писателю-энциклопедисту. Герцог Козимо однажды подкинул ему идею собрать биографии и описать самые выдающиеся работы флорентийских и, по большому счету, итальянских мастеров. Нам сейчас кажется, что это не бог весть какая задача. Подумаешь, делов-то, Википедию открыл, в крайнем случае, в библиотеку зашел, и понеслось. А ведь тогда письменности и грамотности в современном понимании не было. Информация передавалась в основном устным образом. И вот представьте себе задачку - написать о художнике, умершем сотни лет назад, например, о Джотто. Энциклопедия Вазари вышла в свет в первом издании в 1550 году, а Джотто умер в 1337! У них в 1337 году уже умерли великие художники, которых надо было увековечивать! Вазари от Джотто отделяло больше времени, чем нас от Пушкина! Это не укладывается у меня в голове, ей-богу.

Короче, Вазари использовал все возможные методы поиска информации. Например, когда он собирал материал о Фра Анжелико, он нашел восьмидесятилетнего старика, ставшего доминиканским монахом при Савонароле (60 лет назад), и этот старик рассказывал ему легенды, окружавшие строительство и роспись собора Сан-Марко (еще 50 лет назад, итого 110). Прямо скажем, тот еще метод. Тем не менее, сведения Вазари точны настолько, что на них принято ссылаться как на официальный источник. Не все в этом труде безусловно правдиво; есть слухи, сплетни, анекдоты и личные допущения. Вряд ли могло быть иначе. Самое любопытное, что язык Вазари таков, что и сейчас, хотя и с некоторым трудом, этот грандиозный труд читается адекватно. "Жизнеописания художников" Вазари выдержали два издания при его жизни, потом были неоднократно по-разному прочитаны, истолкованы и откомментированны, и теперь это мощный пятитомный свод сведений, под которым прогибается полка в моём книжном шкафу.
 
Энергетика - вот что привлекает меня в этом разностороннем человеке. Он хватался за многое и доводил это многое до завершения. Между прочим, он был еще один из первых удачливых бизнесменов от искусства. Такой объем работы был не под силу одному человеку, и Вазари, как и многие современные ему мастера, держал большую фирму с нанятыми подмастерьями. Вазари лично придумал слово "конкуренция" и ввел его в обиход в одной из своих публикаций. В ней он объяснял, почему именно во Флоренции так бурно развивалось искусство. Он утверждал, что это связано с тем, что в городе жило очень много художников, и им всем надо было кушать. Когда художник голодный, он вынужден конкурировать со своими собратьями за заказы, и для этого он должен был работать лучше. "Конкуренция, - писал Вазари, - главная поддержка [качества работы] художника". Возможно, он был прав. То есть ему было виднее. Вазари был сверхпопулярен как художник в свое время, и он был очень богат. Вот только история не всегда соглашается даже с умными людьми.
 
Пойдем вдоль коридора Вазари от Палаццо Веккио.





Палаццо Веккио - это стена справа. Возле него расположен знаменитый фонтан Нептун. Лицо Нептуна странно похоже на герцога Козимо. Ничего удивительного. Вся обстановка вокруг Синьории возникла под его влиянием и на его денежки, то есть на средства налогоплательщиков. Практически вся площадь, как мы ее видим сейчас, сложилась между 1550 и 1560 годами. И фонтан этот тогда же появился. Любопытно, что бронзовый "братик" этого Нептуна установлен в Болонье в связи с тысячелетием (в 1563 году, ага) этого города. В Болонье стоит скульптура, пришедшая на конкурсе во Флоренции к финишу второй. Не пропадать же добру.
 

 


 

Вход в Палаццо Веккио я сфотографировать не догадался. Снимок взят на Википедии. Слева копия Давида Микеланджело. Раньше на этом же месте стоял оригинал. Давид был заказан Синьорией в 1501 году для собственного украшения. Микеланджело было 26 лет, когда он получил столь почетный заказ.
 
Справа Геракл убивает Какуса. Этот самый Какус был очень нехорошим человеком. И даже больше, он был огнедышащим драконом в человеческом облике, сыном бога Вулкана. Питался, как все драконы, девственницами и младенцами. Но не брезговал и говядиной. В связи со своими скверными привычками Какус как-то раз упер у Геркулеса восемь коров, которые сам Геркулес похитил ранее у другого монстра Гериона в ходе десятого подвига (всего, напомню, подвигов было 12). Ну, и когда Геркулес обнаружил пропажу, участь Какуса была решена. Мораль, очевидно, проста: не воровал бы бы коров у кого не надо, так бы и ловил дальше девственниц в свое удовольствие. Надо сначала думать, на кого батон крошишь.
 
Статую, изображающую бесславный конец великана Какуса, заказал первый герцог Медичи Алессандро. 


 

Тема всеобщего насилия очень почему-то была популярна при первых герцогах. Мы смотрим на Лоджию дей Ланци, прилегающую к Палаццо Веккио. При Козимо Первом Лоджия была зашита. Это была караулка, и располагался в ней взвод немецких наемников - ландскнехтов. Отсюда и название этой небольшой колоннады. После строительства Уффици Козимо подумал, что держать караулку рядом с галереей некрасиво, и повелел снять переднюю стенку, а в проемах арок поставить прекрасные скульптуры. Смотрим и восхищаемся отменным вкусом герцога. Слева направо:

 

Работа Челлини - Персей отрубает голову Медузе Горгоне. Обезглавленное тело Медузы высокохудожественно валяется у ног главного героя. 


 

Сын Ахилла Неоптолем собирается убить Поликсену. Вообще-то есть за что: это именно Поликсена выведала секрет Ахилла о том, что его можно поразить только в пятку (отсюда и взялось словосочетание "Ахиллесова пята", если кто случайно не в курсе). На полу лежит уже зарубленный брат Поликсены, а женщина, которая протягивает руки, - это мать Поликсены Гекуба. Ей тоже осталось жить совсем чуть-чуть. Вообще-то, в греческой мифологии существует несколько версий этой ужасной истории, да и статуя появилась на этом месте не так давно. Это относительно современная работа, 1866 год. Но она в стиле.
 

 

Зато самая правая статуя из трех - личное пристрастие герцога Козимо. Называется "Изнасилование сабинянки". Это я с английского перевожу, по-русски мы бы политкорректно сказали "похищение". Между прочим, это первая в Европе статуя без центра притяжения. Она вся такая, спиралевидная, как сверло, ее можно рассматривать с любой стороны и отовсюду будет фасад, даже с той стороны, где у сабинянки корма.
 
Скульптуры второго ряда почти все на ту же тему. На них изображены моменты, в которых кто-то кого-то убивает, похищает или насилует. А мы еще жалуемся на дурной пример, который демонстрируют американские боевики подрастающему поколению. 


 

Если засунуть нос во дворик Палаццо Веккио, открывается такая картина. Джорджио Вазари переделывал интерьеры этого здания целых 15 лет. Сейчас в нем музей династии Медичи. Значительная часть комнат посвящена тому или иному члену Семьи. Нетронутыми при реконструкции (якобы) остались две бывшие тюремные камеры. В одной сидел отец-основатель Козимо Старший, когда его по ложному доносу приговорили к смертной казни, и он выкрутился только за очень большую взятку. В другой камере коротал свои последние дни Савонарола. Но это я так пишу, для справки. Сам я в этот дворец почему-то не пошел - мозгов не хватило, да и устаешь там в этой Флоренции как собака. Сил нет все это рассмотреть, запомнить и осознать. От этого и получаются такие проколы. 


 

А вот и начало коридора. Первый мостик перекинут от Палаццо Веккио к Галерее Уффици. Снимок найден на Википедии. Что есть Уффици?




Уффици - еще одно творение Джорджио Вазари. Художественный музей идет по второму этажу, коридор герцога Козимо по третьему. Галерея по своему культурному значению находится в первой десятке художественных музеев мира. Ну, это все и без меня знают.


 

А строилось здание как офисы для служащих магистратуры. Отсюда и название: uffizi - это всего лишь "офисы" по-итальянски. Вазари был стеснен местом, поэтому здания получились такими длинными, как две параллельные колбасы.

 

"Мальчик с дельфином" в проеме арки, ведущей к берегу Арно, вполне себе старинная статуя скульптора Вероккио, ну, то есть, копия, как обычно. Оригинал стоит в Палаццо Веккио. Мальчику с дельфином уже много больше 500 лет. Это очень старый мальчик. А вот статуи в проемах и у столбов галереи (их хорошо видно и на первом снимке) существенно моложе. На них изображены великие флорентийцы - люди искусства, науки и культуры, чья жизнь так или иначе была связана с городом. 
  

   



  

Там их много, этих статуй. Когда изучаешь надписи на постаментах, на память приходит кадр из "Чонкина", где старая еврейка Циля сидела у дверей отделения НКВД и "заполняла минуты и  часы  ожидания  ...  перечислением великих людей, которых  дал  миру ее народ. Сейчас она смотрела прямо перед собой и, загибая пальцы, бормотала:  ...Маркс, Эйнштейн, Спиноза, Троцкий, Свердлов, Ротшильд..." 


 

 Все статуи в репортаж не втиснешь, да и смысла нет. Я остановлюсь на одной. Вот удивительный фрукт, первый в мире политтехнолог, человек, опередивший свое время на века. О его философии и подходах к проектированию общественной жизни написаны тома. Кое-что я просмотрел и готов поделиться узнанным.
 
Никколо Макиавелли родился во Флоренции в 1469 году одновременно со вхождением во власть Лоренцо Великолепного. Девятилетним ребенком он непосредственно видел все, что происходило во время заговора Пацци от убийства правителя до массовых казней заговорщиков и уничтожения всего их имущества. Студент Флорентийского университета, Макиавелли, как и все, ходил на проповеди Савонаролы, и они ему не понравились. Он был не за партию Медичи, но уж тем более и не за партию аскетичного монаха. Если можно так выразиться, он принадлежал всегда к партии умного меньшинства, но взгляды свои не афишировал и желал лишь достатка и уважения. Блестяще образованного, говорящего на многих языках молодого человека взяли клерком в Синьорию в 1494 году. Там он сделал головокружительную карьеру на дипломатическом поприще. Он представлял Флоренцию на переговорах в Париже, Мадриде, Риме. В Риме Макиавелли близко наблюдал деятельность семейки Борджиа, был лично знаком с Чезаре. Вернувшись во Флоренцию в 1503 году, Макиавелли организовал и возглавил городское ополчение, дословно называемое милиция (милиция-то постарше полиции будет). Это было очень активное и короткое время флорентийской демократии. Городу-государству нужны были энергичные люди. Демократия кончилась в 1512 году, когда Юлий Второй по прозвищу Ужасный Папа (я писал о нем в очерке про Болонью), движимый маниакальным желанием собрать все итальянские земли под власть Святого Престола, потеряв Болонью, пошел войной на Флоренцию. Ему подсобили испанцы. В решающей битве флорентийцы проиграли. Руководители города или бежали сами, или были изгнаны, а власть вернулась к Медичи. Макиавелли был арестован, обвинен в измене, но новый глава города, второй сын Лоренцо Великолепного не устраивал массовых расправ, и героя рассказа отправили в ссылку в собственное имение под Флоренцией. Там он прожил 13 лет до самой смерти в 1527 году. От скуки и праздности Макиавелли начал писать. Первое же сочинение - трактат "Государь" - принесло ему вечную славу.
 
Петр Вайль в книге "Гений места" тоже ассоциирует Флоренцию с Макиавелли. Почему? Он странный человек, этот Никколо Макиавелли. Все восхищаются флорентийским искусством; художник на художнике, шедевр на шедевре. Макиавелли равнодушен к искусству. Того, что в разговорах называют "духовным", в его книгах, пьесах, трактатах нет вовсе. Такое впечатление, что он живет в другой Флоренции: жесткой, рациональной, поверяемой логикой и здравым смыслом. И это не случайно: Макиавелли знает, что за спиной любого самого гениального художника стоит Государь. Без спонсора нет искусства. Флоренция - маленький город, окруженный могущественными странами, и не все эти страны дружественно расположены. Впрочем, это расположение меняется каждый месяц. Создаются и распадаются союзы, и идет непрерывная война всех против всех. Для того, чтобы художники могли жить и творить, кто-то постоянно должен за них умирать. А они даже об этом не знают и знать не желают. Нужен рецепт. Как Государю уберечь многих, пожертвовав немногими? Есть ли формула успеха? Во всех своих работах, включая внушительный восьмитомный труд "История Флоренции" (еще раз отмечу, в 1520 году они уже писали свою историю в восьми томах),  Макиавелли ищет эту формулу. Принято считать, что он высказал словами то, о чем неприлично говорить, но что все делают. Ему приписывают фразу "цель оправдывает средства", которую впоследствии взяли на вооружение иезуиты. Это не совсем верно, Макиавелли такого не писал, хотя и подразумевал. Зато он придумал "систему сдержек и противовесов", ввел термин "реальная политика". Постулаты Никколо Макиавелли изучают до сих пор. Их никто не опроверг и никто не доказал. В конце концов, это всего лишь блестящие формулировки, базирующиеся на анализе множества исторических примеров.
 
Макиавелли умер от огорчения. Лоренцо Великолепный Медичи воевал с Римом; его потомки с Римом дружили и пользовались расположением Пап. А как не пользоваться, если сын Лоренцо стал Папой Львом Десятым, а вслед за ним племянник Лоренцо стал Папой Климентом Седьмым? Семейство Медичи давало побеги во все стороны. В 1527 году пришел конец этой дружбе. Рим пал под натиском войск Священной Империи и был разграблен дотла. Климент Седьмой Медичи спасся чудом и выкупил впоследствии свою жизнь за очень большие деньги. Власть Медичи во Флоренции снова рухнула. Макиавелли пришел в Синьорию проситься на работу, чтобы послужить новой республике. Тут ему всё сразу и припомнили: атеист, в церковь не ходит, книжки дурные читает, мало того - сам их пишет. Перед Медичи пресмыкался, все свои книги посвятил тому или иному деятелю из их поганого клана, да еще учил их как удерживать власть безнравственными методами. Короче, кругом мерзавец. Собрали расширенный совет, проголосовали. Макиавелли получил поддержку 12 человек из, кажется, 488. Для честолюбивого флорентийца это было полным жизненным крахом. Он прожил после этого голосования всего несколько месяцев.

Следующая серия


Tags: Европа, Италия, Флоренция
Subscribe

  • Железные дороги Швейцарии - 2

    Предыдущая часть Но не все же нам только смотреть на железные дороги со стороны, надо бы и покататься на чем-нибудь. В районе Интерлакена очень…

  • Железные дороги Швейцарии - 1

    Железные дороги Швейцарии – серьезный туристический аттракцион. Банальную аналогию между точностью выполнения расписания и швейцарскими часами…

  • Батский карнавал (окончание)

    Начало Так-с, продолжим бодро с того места, на котором остановились. И даже с которого до сих пор не сходили, то есть от римских терм. Сейчас…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 93 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Железные дороги Швейцарии - 2

    Предыдущая часть Но не все же нам только смотреть на железные дороги со стороны, надо бы и покататься на чем-нибудь. В районе Интерлакена очень…

  • Железные дороги Швейцарии - 1

    Железные дороги Швейцарии – серьезный туристический аттракцион. Банальную аналогию между точностью выполнения расписания и швейцарскими часами…

  • Батский карнавал (окончание)

    Начало Так-с, продолжим бодро с того места, на котором остановились. И даже с которого до сих пор не сходили, то есть от римских терм. Сейчас…