Andrei Antonovski (andanton) wrote,
Andrei Antonovski
andanton

Флоренция 2. Обитатели Сан-Марко


Предыдущая серия

В самой северной части старого города Флоренции стоит неприметная церковь и конвент (монастырь) Сан-Марко. В отличие от роскошных именитых соборов, облицованных мрамором хотя бы по фасаду, Сан-Марко практически не бросается в туристские глаза.



Ничего особенного. Церковь на этом месте стоит уже лет 900. При Козимо Старшем доминиканские монахи изгнали предыдущих обитателей церкви из ордена Св. Бенедикта, а еще через два года запросили денег на постройку конвента. Козимо жил неподалеку во дворце, который сейчас называется Медичи-Рикарди, и он не стал отказывать соседям. Строительство шло, как водится, много веков. Современный фасад построен и вовсе в 1778 году - практически вчера. Но внутренность церкви не менялась с 1443 года, когда она была освящена Папой.



Фра Анжелико

Латинская приставка "фра" перед именем какого-то исторического лица переводится как "брат" в смысле "монах". К Фра Лоренцо в "Ромео и Джульете" в русском переводе обращаются как "брат Лоренцо". Но перевод неточен, "фра" - это не обращение, а определение. Есть два типа монахов: monk (я буду использовать английский как более знакомый мне язык) и friar. Монк - это монах-отшельник, живущий один в пустыне или в удаленном монастыре типа Афонского. В строгом смысле, все монастырские монахи в России именно монки, потому что монастыри представляют из себя замкнутые обители чаще всего вне пределов городов, и там, в этих монастырях, свои порядки и свой устав, и с чужим уставом, как известно, туда соваться не стоит. По определению, monks не могут иметь собственности. Им надлежит жить подаянием в приготовлении своей души к лучшей жизни. "Фра", или "friars" по-английски, в отличие от monks, были включены в общественную жизнь посредством ордена, к которому они принадлежат. При этом орден - транснациональная корпорация, владеющая не только душами, но и собственностью. Монастыри ордена строятся в городах, чтобы легче было рекрутировать членов ордена. Первый орден вырос из монастыря, образованного в Лионе в 1205 году Св. Домиником. Соответственно, это теперь орден доминиканцев. Потребовалось более трех веков борьбы за признание для того, чтобы в 1566 году устав ордена доминиканцев был утвержден Папой. Помимо доминиканцев, все наверняка слыхали о францисканцах, кармелитах, августинцах, иезуитах и многих прочих. Братья-члены ордена могли зарабатывать каким-то ремеслом, но доход шел корпорации. Каждая корпорация чем-то отличалась от конкурирующих. Для нас сейчас эти отличия не очень важны.

Два прыжка вбок. В своих скитаниях по миру я не устаю поражаться тому, как все в нем переплетено. Вы видите что-то любопытное в одном месте, не понимаете о чем это, но на всякий случай нажимаете на спусковую кнопку фотоаппарата, и потом, через много лет, после визита в другое место, находящееся за тысячи километров от первого, секрет увиденного становится прост как правда.



Это лондонский паб возле железнодорожной станции Blackfriars. Много лет назад мое внимание привлекла черная фигура над входом в этот кабачок, давший название и станции, и всему району вокруг. После путешествия во Флоренцию я понял, что это за фигура. Доминиканцы носили черные клобуки. Из-за этого их называли black friars, то есть черные монахи. На месте станции когда-то был монастырь доминиканцев, разоренный Генрихом VIII в 1538 году.
 
И второе, попробуйте произнести слово "friar". Очевидно, что это будет хорошо знакомый всем "фраер". Протягивается ли ниточка? Еще как. Бог не фраер, он правду видит. Есть несколько версий, по наиболее популярной слово "фраер" пришло в руссский язык из немецкого языка через идиш. На немецком "Freier" трансформировался из "монаха" в  "жениха". Так одесские проститутки называли своих лохов-клиентов, не имеющих отношения к воровской малине. Честного и недалекого лоха (фраера) следовало развести на как можно больше денег. Основной контингент одесского криминального дна по понятным причинам говорил на идиш. Оттуда словечко шагнуло на просторы шестой части земной суши.
 
И вот теперь, закончив со всеми этими абсолютно ненужными отступлениями от темы, перейдем к ней. В искусстве я сер, как штаны пожарника, поэтому ни о каком разборе картин речи здесь не пойдет. Что-то понравилось случайно, потом от путешествия к путешествию пошли зацепки по памяти, связываясь в какой-то невнятный узор.


 

Икону под названием "Иисус в терновом венце" я увидел достаточно случайно на выставке в Метрополитен-музее в Манхэттане. Она постоянно хранится в одной из церквей в Ливорно (репродукция взята с сайта этой церкви). Поначалу тематическая выставка работ Фра Анжелико не произвела на меня сильного впечатления: был конец дня, я бродил уже целых четыре часа по музею и хотел только выбраться оттуда поскорее. Еще один итальянец-иконописец, мало ли их было. Но у этой иконы я застрял надолго и запомнил ее прочно. Мне она показалась очень необычной. От иконы интерес перешел на человека, ее создавшего. Оказывается, именно он прославил Сан-Марко на века вперед.
 
Ангельский Монах (а именно так переводится Фра Анжелико) родился в самом конце XIV века где-то перед 1400 годом. Исходно его звали Джованни. Умер в Риме в 1455 году. Прославился выдающимися художественными достижениями и благочестием. В 1417 году Джованни вступил в религиозное братство доминиканцев в родном городе Фьезоле. Достаточно быстро проявились его художественные и организаторские таланты. Первый документ, в котором упоминалось его имя (расписка в выдаче денег за роспись алтаря во Фьезоле) датирован самым началом 1418 года. В последующие десять лет брат Джованни расписывает множество церквей, а также растет в иерархии ордена до уровня, когда он замещает отсутствующего по каким-то причинам настоятеля.

Когда рядом с церковью Сан-Марко был построен небольшой изящный монастырь (конвент), настоятелем был приглашен Фра Анжелико, ему же была поручена роспись монастыря. Сейчас в нем музей, посвященный по большей части прекрасно сохранившимся фрескам Фра Анжелико и ученикам его школы. Значительную часть фресок с течением времени растащили по всему миру, но в Сан-Марко их осталось тоже очень немало.

 
 

Чаще всего Фра Анжелико рисовал Благовещение. Фреска на кадре выше - самая известная и впечатляющая работа на эту тему, одна из последних картин художника.
 

 

Еще одна версия, находится там же.



 

В церкви стоит современная скульптура, изображающая Фра Анжелико. В тот момент, когда я прилаживал фотоаппарат поудобнее, кто-то прошел к дальнему углу церкви, повернул ключ в двери и вышел наружу. Я последовал за ним и оказался внутри дворика монастыря. Прошло минуты три, прежде чем меня обнаружили. Почему-то в тот день монастырь был закрыт для посещения. Я успел сделать четыре снимка.

 

Каждая келья монастыря была снабжена полукруглой фреской работы либо самого Анжелико, либо его учеников и последователей. Большая часть из них сохранилась. Авторство некоторых фресок установлено точно, по поводу прочих есть разночтения.
 





 

Три первые попавшиеся фрески над кельями. Вообще говоря, обычно монастырские кельи не расписываются. Труда много, а все равно эти работы никто не видит. Но конвент Сан-Марко - исключение из этого правила. Все кельи пронумерованы, и в нормальное время в какие-то из них можно зайти. Однако у меня что-то с этим не сложилось, наверно, я был недостаточно настойчив. Из дворика меня выгнали, и пришлось вернуться назад в церковь. 

 

А эта его же фреска "Noli me tangere", что в переводе с латыни значит "Не прикасайся ко мне". Суть сюжета в том, что Мария Магдалина узнала Христа после воскресения, но он уже не принадлежит миру и говорит ей, что типа все, привет. Ваше время истекло. 
 
Исторические источники, главным образом "Жизнеописания" Джорджио Вазари подчеркивают скромность и прочие аналогичные добродетели Фра Анжелико. По легенде, Папа хотел назначить его архиепископом Флоренции, но Фра Анжелико отказался и подсказал Папе более подходящую кандидатуру. «Брат Джованни, — пишет Вазари, — был человеком большой простоты и святости в своем обхождении... Он постоянно упражнялся в живописи и никогда не пожелал написать что-либо иначе, как во славу святых. Он мог быть богатым, но об этом не заботился; мало того, он говорил, что истинное богатство - не что иное, как довольство малым. Он мог повелевать могими, но этого не хотел, говоря, что в повиновении другим меньше забот и заблуждений... Он был в высшей степени человечен, был трезвенником, и, живя целомудренно, он освободился от всех мирских пут, не раз повторяя. что всякий, посвятивший себя этому искусству, нуждается в покое и бездумной жизни и что всякий творящий дела Христовы должен пребывать с Христом... Некоторые утверждают, что брат Джованни никогда не брался за кисти, предварительно не помолившись."
 
"В устах комментаторов XIX века слова Вазари приобрели романтический подтекст, и с тех пор большинство авторов повторяет, что художник искал опору в божественном вдохновении, и твердит о его слезах и о деяниях веры. Подобные рассказы имеют целью привлечь к творениям мастера сердца простых людей, жаждущих духовной пищи. И хотя в наше время эти истории не находят подтверждения, ими нельзя пренебречь. Нельзя отрицать, что вера золотой нитью проходит через все творчество Анджелико. Нет иного художника, чьи образы в большей мере обращали бы к созерцанию и поддерживали те моральные ценности, на которых зиждется духовная жизнь". (эта цитата взята со страницы русскоязычного ресурса, посвященного Фра Анжелико http://www.sky-art.com/fraangelico/life/life01.htm)
 
На работы Фра Анжелико я натыкаюсь теперь постоянно. Они щедро разбросаны по всему миру. Чем-то меня очень заинтересовал этот мастер. Я вижу его картины в Париже, Лондоне, Петербурге, Чикаго, Риме, Брюсселе, и я уж не упомню, где еще. Но когда я разыскивал все эти материалы и рассматривал на мониторе его довольно неплохо сохранившиеся работы, меня не покидало ощущение какой-то несправедливости: ведь он современник нашего Андрея Рублева. Феофан Грек жил всего на сорок лет раньше Фра Анжелико. Но посмотрите, насколько скудны сведения о Греке или Рублеве, и как мало их творений дошло до нас. Это страшно несправедливо.

Эти древние художники жили какой-то призрачной жизнью, не слишком похожей на нашу современную. Мне кажется, я понимаю правителей, политиков, купцов. Ничего нового, ничего необычного в их мотивации нет. Ангельский брат Джованни мне непонятен. Возможно, поэтому я так внимательно присматриваюсь к его работам. 
 
Святой Антоний
 
Вернемся в церковь и посмотрим на еще одного современника Фра Анжелико.

 

В подсвеченном саркофаге посредине церкви Сан-Марко лежит мумия в золотом одеянии епископа. Католическая ветвь христианства очень поощряет мумифицирование. Само понятие мощей, когда труп растаскивается по косточкам, каждая из которых обладает немеряной святостью, характерно для всех основных направлений христианства, но, кажется, только католики устраивают выставку своих святых трупов. Собор Св. Петра в Ватикане - это просто какое-то массовое публичное захоронение. Мне этот обычай кажется странным. 

 

Фра Анжелико хорошо знал этого человека. Он рекомендовал Папе назначить именно Антония на пост архиепископа Флоренции вместо себя. Святость Антоний заслужил героическим поведением во время очередной вспышки чумы, а также своей скромностью и близостью к народу. Сограждане его уважали. Кроме этого, Антоний написал несколько крупных теоретических работ по богословию и политологии и первым ввел понятие общественного блага. За то и удостоился вечной жизни в стеклянном гробу. Он умер в 1459 году, и Папа приехал на его похороны. 
 
По правде сказать, когда я узнал, что в гробу сам Святой Антоний, я вздрогнул. Как?! Ужели тот самый, который прожил в египетской пустыне до 105 лет и чей образ послужил вдохновением для целого сонма разнообразных художников??

 

У Босха святой Антоний в полном опупении сидит в окружении чудовищ на правой половинке алтаря, и он же молится на скамейке в самом центре. Босх с учениками наваяли массу копий этого известнейшего триптиха. Я видел его копии в музее Брюсселя и на временной выставке в Венеции.
 

 

А это творчество Питера ван Гюйса (пишется Huys), картина на ту же тему вывешена в Лувре. Святой Антоний давал многим повод поупражняться в изображении кошмаров.
 
Но все-таки в соборе Сан-Марко лежит не тот Антоний, и до 105 лет он не дожил. Оказывается, Святых Антониев всего было восемь, включая того, чьи мощи находятся в Киево-Печерской Лавре. Самый знаменитый, изображенный на множестве картин, искушался в пустыне демонами и женщинами, но не поддался ни тем, ни другим. Демоны художникам удавались лучше. Женщин-то все видели, и некоторые из людей даже ими являются. А демоны - это, сами понимаете. Может быть очень круто.
 
Образ Св. Антония была исключительно популярен в средние века. Святого изображали практически все, кто умел держать в руках кисть. Есть несколько версий приключений святого и у Фра Анжелико.

 

Опуская наиболее известные варианты, дам совсем простую фотографию. Я сделал этот снимок в музее Искусств Чикаго. Оказывается, главный алтарь церкви Сан-Марко состоял из 10 частей. Во Флоренции осталось только три, и те не в лучшем состоянии. 150 лет назад кто-то умный догадался почистить их от грязи каустической содой. Алтарю это не понравилось, и он потерял добрую половину красок. А потом его и вовсе растащили. Одна панель попала в Чикаго, и надо же - на ней Антоний. А я, когда вижу Антония, очень радуюсь, поскольку сам-то Антоновский. Езжу вот по миру, сшиваю в своей памяти кусочки изображений с Антониями.
 
Первоначально я полагал, что Фра Анжелико изобразил на этой доске своего знакомца-архиепископа, который сейчас лежит в саркофаге в церкви недалеко от статуи самого Анжелико, но потом сообразил, что такого быть не могло: они же жили в одно время, и канонизация обоих произошла много позже. Однако - черт его знает - черты лица могли быть списаны с реального человека - тезки святого.
 
Джироламо Савонарола
 
И снова назад в церковь Сан-Марко. Напротив скульптуры Фра Анжелико находится мрачная фигура в черном доминиканском клобуке.

 

На удивление подробная статья о Джироламо Савонароле дана на русском зеркале Википедии. Этот деятель тоже был доминиканским монахом и тоже жил в кельях конвента Сан-Марко. Сейчас в них размещена специальная экспозиция, посвященная этому незаурядному человеку. К сожалению, мне зайти в его кельи не удалось, но вообще-то они открыта для публики. Если сформулировать деяния Савонаролы в двух словах на современном языке, то он пытался внедрить правила шариата на католической почве. Вначале ему все удалось, и он сделался властителем Флоренции. Успешно избежал несколько заговоров, проявил себя как незаурядный политик, добился внушительной народной поддержки. Которая вся в момент улетучилась. И тогда его фактически постигла судьба Муссолини и прочих многих фюреров: тот самый народ, который боготворил его, с удовольствием наблюдал за его казнью.

Беды вольного города Флоренции начались с конфликта Медичи с Папой Сикстом IV. Говоря современным языком, Папа провозгласил доктрину социальной ответственности бизнеса и наехал на банк Медичи с требованиями очень крупной суммы для личного пользования, ну, и на потребности церкви, если что останется. Но Медичи уже не нуждались в Папе. Они сами были правителями в своем государстве. Конечно, статус "божьего банка" стоил немало, но все-таки меньше, чем наглое требование помазанника. Поэтому они разменяли статус на самостоятельное существование, что в итоге привело к заговору Пацци. Любой претендент на престол неизбежно становится изменником, потому что он нуждается в подпитке извне. Вся Италия готовилась напасть на Флоренцию для поддержки мятежа. Когда заговор провалился, большие политические и военные силы, пришедшие в движение, застыли с поднятой ногой. В этой сложной обстановке Лоренцо Медичи показал себя очень толковым дипломатом. Он мобилизовал народ, отбил все атаки в ходе небольших войн, проявил потрясающую личную изворотливость и мужество. Но город все равно оказался в финансовой, экономической и политической блокаде. Когда тучи чуть-чуть рассеялись, горожанам стало неуютно жить в постоянном мобилизационном состоянии. Популярность Лоренцо начала таять как прошлогодний снег. Казна была опустошена разорительными художественными проектами, которые не могли быть закончены, потому что художники покидали город один за другим. Слава Флоренции меркла, жизнь становилась хуже, и история искала лишь правильного кандидата, чтобы повернуть свое колесо. После смерти Лоренцо Медичи власть упала в руки того, кто смог ее подхватить. В итоге это оказался практически безродный монах, проповедовавший в монастыре Сан-Марко.

 

Этот прижизненный портрет Савонаролы в доминиканском одеянии работы Фра Бартоломео (последователя Фра Анжелико, тоже очень известного художника) можно найти в любой статье, посвященной его жизни. Мой личный интерес к Савонароле идет из детства: в одном из фельетонов Ильи Ильфа бюрократический ханжа, мешающий советским людям наслаждаться искусством и заодно строить коммунизм, обзывался "савонарыло". Меня заинтересовало слово и я пошел к родителям за разъяснениями. Не могу вспомнить, насколько я был удовлетворен глубиной их знаний средневековой истории Италии. Но что-то они мне рассказали.
 
Сейчас я вижу мрачную фигуру Савонаролы как Прогрессора, опередившего свое время на века. В 1494 году он едва ли не первый в мире построил социализм на земле Флоренции. Только это был религиозный социализм с фанатичным уклоном. Ему удалось изгнать из города потомственных правителей Медичи исключительно силой убеждения. Революция была практически бескровной, хотя не обошлась без поддержки извне: пламенного доминиканца по политическим соображениям поддержал король Франции. На проповеди Савонаролы ломились как за горячими пирожками. Он постоянно публиковал указы и памфлеты, написав последнюю статью за несколько часов до казни. Во всех своих проповедях Савонарола излагал простые и бесхитростные мысли. Богатым быть стыдно, а бедным быть несправедливо. Надо делиться, чтобы у всех всего было поровну. Хорошо одеваться недопустимо, потому что это вызов тем, кто хорошо одеться не в состоянии и вообще вызов. Пользоваться косметикой неприлично. Рисовать красивые картины грешно. Писать умные книги развратно. Гомиков - на костер. Блудников - к позорному столбу. Человек слаб и нуждается в руководстве, а все, что не способствует укреплению духа, надо уничтожить. Задолго до фашистов и коммунистов Савонарола начал сжигать книги и картины. По легенде, сам Сандро Боттичелли лично сжег несколько своих полотен на гигантском ритуальном костре. Другие выдающиеся художники и скульпторы последовали его примеру, притом совершенно добровольно: им было стыдно, что они рисуют всяких голых нимф, когда народ голодает. Начав с социальной справедливости, Савонарола буквально за несколько месяцев скатился к мракобесию, и толпа шла за ним. Были разграблены банки и изгнаны из города банкиры; остановилась промышленность, кроме тех отраслей, что выпускали продукцию для церквей; под запрет попали все развлечения, включая шахматы; разбивались зеркала и статуи; началась длинная затяжная война с соседями.
 
При Медичи жизнь во Флоренции была веселой и разбитной. Подождите-ка, сейчас найду пару иллюстраций.

 

Чудненький барельефчик из дворца Барджелло. Назвается "Бог Пан преследует юношу Олимпуса". Добавим, преследует с определенными целями.

 

Это фонтан. Смею думать, из дырочек били винные струи. Мне кажется, такое применение фонтану могло бы быть оптимальным.
 
Обе скульптуры как раз того времени. Флоренция, XV век. Думаю, что многое другое того же толка до нас просто не дошло. Набожному суровому монаху, пытавшемуся переделать мир и человечество в масштабах одного отдельно взятого города, такое искусство НЕ НРАВИЛОСЬ. И он с ним боролся. В смысле, со всем миром он боролся.
 
Любопытно, что именно правитель Лоренцо Медичи пригласил Савонаролу во Флоренцию настоятелем Сан-Марко. Но проповедник никогда не был ему за это благодарен и, наоборот, всячески по-хамски давал тому понять, сколь ничтожен правитель перед лицом Страшного Суда. И сразу после смерти Лоренцо в 1492 году Флоренция под влиянием Савонаролы пошла вразнос. Наследника просто изгнали из города. В Риме не могли понять, как обуздать взбесившегося монаха. Пытался задобрить Савонаролу и Папа. Простому доминиканцу даже предлагали мантию кардинала, причем несколько раз. Он гордо отказался по принципиальным соображениям. По его мнению, папский престол погряз в роскоши и распутстве, и он поносил его на все корки со своей кафедры. Свергнутые Медичи призвали на помощь соседей. Началась война. Савонарола собрал ополчение, нашел союзников, и, хоть войну не выиграл, но и не проиграл. Папа отлучил его от церкви и запретил произносить проповеди. Савонарола ответил еще более яркой проповедью, заклеймив стяжателей в церковных облачениях. Народ его поддержал. Ничто его не брало. Его победила лишь сама жизнь.
 
Без купцов, без банкиров, без промышленности, без денег жизнь во Флоренции начала останавливаться. Страшного Суда, которым грозил проповедник, было никак не дождаться, а спасать изо дня в день свою душу от греха без косметики и без еды гражданам сделалось очень скучно. Партия аристократов, у которых в домах перебили зеркала, при поддержке Папы, которого Савонарола называл чуть ли не Антихристом, начала брать реванш в умах. Вокруг Савонаролы осталось только ядро наиболее верных фанатичных приверженцев. Весной 1498 года толпа разгромила конвент Сан-Марко. Савонарола сдался. Он был арестован по приказу Папы, обвинен в ереси и подвергнут неописуемо жестоким пыткам.

По современным понятиям, его обвиняли в какой-то ерунде. 23 мая 1498 года Савонаролу и двух его ближайших сторонников подвесили на кресте и сожгли перед Синьорией на том самом месте, где он сам сжигал гомосексуалистов, книги и картины.


 

Огонь был чуть левее.

 

Где-то под фонарем. Сейчас там в брусчатку вделана табличка в память о том костре.

 


 
 
Этот рисунок неизвестного художника висит в бывшей келье Савонаролы в монастыре Сан-Марко. К сожалению, я его не видел, придется еще раз вернуться во Флоренцию.
 
У Джироламо Савонаролы нашлись многочисленные последователи - поборники справедливости и благочестия. Им даже удалось еще раз свергнуть Медичи через тридцать лет после смерти своего кумира, но удержать власть они не смогли. Есть у него сторонники и сейчас. Существует даже движение в пользу его канонизации. Католическая церковь в принципе не спорит с тем, что приговор проповеднику был несправедлив, но не желает канонизировать священника, восставшего против Папы и ослушавшегося его указов.
 
Горячим поклонником Савонаролы был знаменитый мыслитель Эразм Роттердамский. По сути реформатор, он не перешел в протестантизм окончательно только из уважения к памяти доминиканца. Сам Джироламо не был реформатором церкви в том смысле, в котором был им Лютер или Кальвин. Доминиканец неукоснительно придерживался всех церковных догматов. Его перу принадлежит несколько блестящих католических трактатов. Ему нравилась идея католического Бога, он только не воспринимал Его наместников.
 
История Савонаролы мне кажется очень типичной. Я уверен, что и до него появлялись такие же народные вожди, просто документальная память человечества еще не умела их фиксировать в бумагах и картинах. Ну, а уж сколько таких харизматических лидеров было после, и не сосчитать. В наше время ремеслу охмурежа толпы даже учат в школах политологии. Савонарола действовал по наитию. Гениальный был человек. Все они славно начинают с лекций о справедливости, равенстве и братстве и кончают повешенными, застреленными, обезглавленными, сожженными...
 
Пепел Савонаролы и двух его товарищей утопили в реке Арно.
 
 
Источники информации:
 
Самый подробный сайт, посвященный творчеству Фра Анжелико на русском языке, http://www.sky-art.com/fraangelico/. Помимо него, были задействованы Википедия, WebMuseum (www.ibiblio.org), Католическая Энциклопедия (www.newadvent.org), Британская Энциклопедия (www.britannica.com)
 
История Святого Антония и материалы доминиканского ордена, не попавшие, впрочем, в текст в полном объеме, найдены в Католической Энциклопедии и Википедии. Там же я почерпнул большинство сведений о Джироламо Савонароле.
 
Этимология и эволюция слова "фраер" найдена в в довольно интересной статье Александра Сидорова на странице http://www.index.org.ru/nevol/2006-8/sidor_n8.htm. Я находил и другие, менее правдоподобные объяснения тому, откуда взялось это слово, но не счел нужным их приводить.
 
Статья из "Жизнеописаний" Джорджио Вазари цитируется по изданию 2000 года ООО "Издательство Астрель", Балашиха
 
Некоторые идеи и поправки, сказавшиеся на тональности рассказа, подкинула искусствовед Анна Чайковская, город Москва.
 
Репродукции двух фресок "Благовещение", "Noli me tangere" и картин "Искушение Святого Антония", "Портрет Савонаролы" взяты с моего любимого художественного сайта www.wga.hu.
 
Репродукция иконы "Христос в терновом венке" взята со страницы http://www.parrocchie.it/livorno/soccorso/angelico.html
 
Репродукция картины, изображающей казнь Савонаролы, найдена на Википедии.
 
Остальные фотографии мои.
 


Следующая серия
Tags: Европа, История, Италия, Флоренция
Subscribe

  • Железные дороги Швейцарии - 2

    Предыдущая часть Но не все же нам только смотреть на железные дороги со стороны, надо бы и покататься на чем-нибудь. В районе Интерлакена очень…

  • Железные дороги Швейцарии - 1

    Железные дороги Швейцарии – серьезный туристический аттракцион. Банальную аналогию между точностью выполнения расписания и швейцарскими часами…

  • Бартольди

    ЭТО НЕ ФОТОШОП! Представьте себе уменьшенную, но точную копию храма Василия Блаженного на маленьком атолле, скажем, в составе Микронезии. То…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Железные дороги Швейцарии - 2

    Предыдущая часть Но не все же нам только смотреть на железные дороги со стороны, надо бы и покататься на чем-нибудь. В районе Интерлакена очень…

  • Железные дороги Швейцарии - 1

    Железные дороги Швейцарии – серьезный туристический аттракцион. Банальную аналогию между точностью выполнения расписания и швейцарскими часами…

  • Бартольди

    ЭТО НЕ ФОТОШОП! Представьте себе уменьшенную, но точную копию храма Василия Блаженного на маленьком атолле, скажем, в составе Микронезии. То…