Andrei Antonovski (andanton) wrote,
Andrei Antonovski
andanton

Category:

Не про Эрмитаж

Я подумал, что можно завести новый тег: «заметки по поводу». Достаточно часто случается событие или какой-то жизненный толчок, который вызывает новое направление мыслей. Внезапно обнаруживается, что по какому-то конкретному поводу у меня есть что сказать. И не только сказать, но и показать: у меня же иллюстрированный журнал. Абсолютно случайно я получил возможность видеть мир. В том нет моей заслуги: так получилось. Но теперь я могу продегустировать ту хорошо разваренную лапшу, которую политики грузят нам на уши, прочувствовать внутренние ощущения писателя, проверить где правда, а где фотошопный вымысел в наблюдениях натуралиста. Это будут очень короткие посты вне расписания, просто заметки по поводу. Начало было положено здесь, после того как я с восторгом прочитал знаменитое интервью премьера Путина, в котором он пудрит мозги российской публике с применением высококачественной пацанской лексики, еще раз доказывая, что реальность – это не то, что мы видим, а то, как мы о ней рассказываем.


Сегодняшнее выступление связано с неожиданным открытием очень хорошего журналиста Дмитрия Губина (всячески рекомендую его журнал dimagubin ), который не так давно обнаружил, что Эрмитаж превратился в режимное предприятие, и вход туда нонеча осуществляется по паспорту. Я сам просек эту хохму намного раньше, еще в мае, но я был предупрежден, а, значит, вооружен своей «краснокожей книжицей». Хозяин Эрмитажа господин Пиотровский и/или Министерство Культуры РФ постановили, что обладатель российского паспорта платит 100 рублей, а необладатель оного (или оставивший его дома) платит уже 400 рублей. Армия специально нанятых и обученных женщин ложится грудями на пути беспаспортной толпы, что крайне затрудняет проход в обитель муз и создает отрицательные эмоции у граждан. А и правильно. Чай, не Лувр, в котором билеты продают автоматические аппараты, необученные паспортной сегрегации. Пусть граждане в очереди потолкаются да документ покажут, что было ясно, тварь это дрожащая или право на льготный проход в Эрмитаж имеет.

Несмотря на то, что я лично принадлежу к привилегированному классу сторублевых посетителей, что приподнимает меня над беспаспортной толпой на недосягаемую высоту, мое отношение к этой затее исключительно отрицательное. Разделение людей на черных и белых отвратительно, какими бы доводами оно ни прикрывалось. Господин Пиотровский хочет на весь мир заявить, что россияне – нищие юродивые, которым надо помогать каждой малой копеечкой на паперти? Так это вранье. Рвать на себе рубаху, расписываясь в собственной нищете, возможно, приятно, но неприлично. Россия не бедная страна, а россияне отнюдь не бедные люди. Уж по сравнению с белорусами или молдаванами точно. И поверьте мне, пенсия канадских пенсионеров в реальном пересчете практически не выше нынешней пенсии российской. Почему канадцы должны платить в четыре раза больше за право посмотреть на Данаю? Это мировое достояние, а не специфически российское. Далее, не стоит забывать о принципе взаимности. Сегодня житель Евросоюза заплатит вчетверо больше за Эрмитаж, завтра вы будете платить во столько же раз больше за посещение Лувра. Не нравится? Не волнуйтесь, это всего лишь смелое предположение. Во Франции, надеюсь, такого никогда не будет. Там не так много людей с менталитетом Пиотровского. Но вдруг? Далее, паспортная сегрегация - это сильнейший удар по индустрии туризма. Турист – существо с тонкой нервной организацией. Его нельзя обижать, иначе в блогах будет такое понаписано, что имидж страны не спасет десяток рекламных агентств. Вы этого хотите? Так вы это уже имеете. Далее, это удар по психике свободных людей, которые вообще-то не обязаны таскать с собой повсюду паспорт. Представьте себе обиду условной студентки, для которой 300 рублей – совсем не лишние деньги, когда она видит как условный Роман Абрамович, не забывший паспорт дома, платит в четыре раза меньше, чем она. Не нравится? Вы этого хотели – вы это получили. Иначе невозможно. Хотя нет, возможно. Прописку надо в паспорте проверять, вот что. Вы в Екатеринбурге прописаны? С вас 200. В Италии? 300. В Петербурге и примкнувшей к нему Ленинградской области? 50. И теперь то же самое на входе в метро! Почему это негодяй, не обладающий российским паспортом, едет как все? Забыл, мерзавец, что российский транспорт на дотации государства и мэрии? Сто рублей. За каждую остановку. И толпа контролеров на входе, рассекающая длиннющие очереди.

В связи с этой антиутопией я живо вспоминаю, как в 1991 году я получил право на покупку сковородки за 11 рублей по «карте петербуржца». Товаров тогда не было никаких, и, чтобы что-то купить, нужно было иметь на это право. На продукты и водку были талоны, а на промтовары выдавали специальное удостоверение с фотографией и печатью. Как житель города, я получил право на покупку сковородки. А не был бы жителем, и шабаш, не было бы мне дешевой сковородки. Потому как сковородки продавали только своим. Я правду пишу! Так все и было! 20 лет не прошло. В Эрмитаже в очереди к кассе я об этой истории вспомнил.

Дмитрий Губин, однако, допустил две неточности, на которые мне хочется указать. Во-первых, он зачем-то сравнивает Россию с Евросоюзом, в котором, по его словам, такого безобразия нет. По-видимому, как говорится в хорошем неприличном анекдоте, «дорогая, это ваши девичьи мечты». Для начала, почему выбран такой странный объект для сравнения? С Индией или Кубой не угодно ли посравнивать любимую родину? Билет в Тадж-Махал мне стоил 700 рупий, а моему спутнику-индусу 35. Похоже? Вот и будем равняться на великий индийский народ, а не на каких-то поедателей лягушек. Они по нам бьют своими вонючими рупиями, а мы по ним нашим полновесным рублем! Посмотрим, кто кого сборет и кто кому больше заплатит. Во-вторых, даже в Евросоюзе есть льготы. Для людей старше 65 лет, например. Что разумно. Или, другой пример, в комментах Дмитрию так же мгновенно указали на правило галереи Уффици давать скидки студентам только по признанному Евросоюзом студенческому билету. bruxelloise_ru рассказала, что аналогичные правила с разной стоимостью билетов для своих и чужих действуют в Бельгии. То есть обобщения типа "у них все в шоколаде, а у нас тут все в дерьме" не работают. Каждому конкретному случаю можно найти объяснение. Действительно, за каждого льготника кто-то платит. И этот кто-то имеет право ограничивать круг тех, за кого он платит. И действительно, документ, по которому предоставляется льгота, не может быть любым. Иначе придется принимать студенческие билеты, выданные на китайском языке. Кассирши с ума сойдут. Понятно, что любая льгота спорна. Однако, как сказал классик, "всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?"
 


Мы в Лондоне. На снимке внутренний дворик музея Виктории и Альберта.

Лондон – город охрененных музеев. Другого слова не подберу. Их количество поражает воображение, их размеры требуют лошадиной выносливости. Среднестатистический организм не в состоянии воспринимать столько удивительных экспонатов в такое ограниченное время. Но музей Виктории и Альберта – это что-то вообще невиданное. Внутри очень большого здания с запутанной системой переходов и галерей собраны экспонаты, характеризующую культуру человечества по разным направлениям. Например, сотни образцов вышивки. Тут же будет рассказ про искусство вышивания и ткачества. Невероятная ювелирка с алмазами размером с небольшой орех. Огромные залы, забитые под завязку прекрасными скульптурами. Резьба по дереву и камню.

 

Точные копии прекрасных скульптурных ансамблей, начиная с колонны Траяна в натуральную величину. Ее разрезали пополам, чтобы поместить под крышу. Вне городского пейзажа колонна кажется монстром.



В натуре, когда гуляешь по Риму, кажется, ну колонна и колонна. Большая. Но тут, когда вблизи можно разглядеть каждую детальку, это гигантское творение производит впечатление какого-то инопланетного артефакта, потому что люди такого сделать не могут.

За залами со средневековой архитектурой находится большой зал средневековой литературы. Книги. И не просто библиотека, а история книги. Ну, и билиотека тоже. История театрального костюма. История серебряной кухонной утвари с тысячами единиц хранения. История миниатюры с совершенно уникальными экспонатами вроде рисунков Гольбейна на фарфоре. Короче, это музей всего, выросший из нескольких уникальных коллекций. Бродить по нему можно очень долго. В числе прочих коллеций есть небольшая картинная галерея. Тёрнер, Гейнсборо, Констебль. Для тех, кому эти имена ничего не говорят, скажу, что эта тройка, ну еще Рейнольдс, образуют костяк английской классической живописи. Вообще-то, картины – не профиль этого музея. Их очень много в других местах. Но до кучи есть сюда натаскали и картины, пусть будут. Не пропадать же добру.

Каждая комната музея снабжена специальными ящичками с книгами для слабовидящих. К книгам придаётся специальная лупа. Если слабовидящий пришел посмотреть на театральные костюмы, он будет иметь возможность самостоятельно про них прочитать, не стесняясь своего небольшого дефекта зрения.

 

На одной стене висят акварели Констебля и его портрет, нарисованный другом во время его молодости. Это важно, потому что речь в музейном зале идет не только о работах художника, но и о нем самом.

 

На другой стене портрет какого-то пэра работы Гейнсборо. Деревянный ящик перед портретом – это изобретение Гейнсборо, прототип аппарата для просвечивания диафильмов. В оригинале этот аппарат работал на свечках, сейчас внутри, конечно, лампочки. В аппарате просвечиваются акварели на стекле. Создается довольно яркий почти объемный эффект.



А вот книга ДЛЯ СЛЕПЫХ, рассказывающая про эти работы. Часть страниц там набрана очень крупным шрифтом для слабовидящих, а часть – давленый текст по Брайлю. То есть, если слепой пришел ПОЧИТАТЬ про художников и ПОСМОТРЕТЬ на их картины, он сможет это сделать. Как? Вот так.



Это страница в книге. Пальцы хорошо чувствуют все изгибы выдавленых линий.

Я спросил у смотрителя, бывает ли так, чтобы слепые приходили в этот зал специально. Он сказал, что нет, конечно. Они же не смогут его найти. И не смогут найти в нем книгу. Но их сюда иногда водят специальными группами. Человек же необязательно слепнет с детства. Он может помнить красоту мира. И тогда он может знать работы великих соотечественников. Он сможет прийти сюда и снова посмотреть их, прочитать про то, как они создавались. Почувствовать себя человеком. Это важно.

К чему я это написал? Художественные музеи Лондона вообще бесплатны для всех. Для своих и для чужих, для слепых и для зрячих. Да у этих англичан даже и паспортов внутренних ведь нет. Как и во всем мире, впрочем. Дикие люди, нашим не ровня.

Update: в комментариях мне прояснили историю вопроса. Все оказалось куда смешнее, чем я думал.

Tags: Англия, Заметки по поводу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →