Andrei Antonovski (andanton) wrote,
Andrei Antonovski
andanton

Categories:

Салемские истории. Часть 2

Начало




На этом снимке национальное достояние США, один из нескольких домов, которые выделены в специальный "must see" реестр, включающий в себя 2453 культурных, исторических или географических объекта. Это строение называется "Дом с Семью Фасадами". Если пересчитать число фасадов под крышей, действительно их получится семь штук. Сюда возят в основном детей. Внутри дома музей старинной жизни. Кстати, очень популярный вид музеев в США и Канаде. И в абсолютно глухом углу, и в центре крупного города можно легко найти старые усадьбы с сохранившейся мебелью, и в них вам расскажут историю хозяев, которые делали что-то хорошее на протяжении поколений. Все это ужасно мило, старомодно и, до известной степени, правдиво. Вначале очень интересно, потом приедается. Воспитание патриотизма, однако.



Вход в музейный комплекс. Это касса и офисное здание. Тоже, между прочим, вполне себе историческое.

Как видно из таблички на первом снимке, дом с семью фасадами построен в 1668 году. Возраст почтенный, но не только этим дом знаменит. Он прославился благодаря новелле "Дом с семью фасадами" Натаниэла Хоторна. Полагаю, что Хоторн не особенно известен тем, кто читает только по-русски. Ничего страшного. Мне лично этот американский писатель всегда казался невероятным занудой. В моем детстве у нас на книжной полке стоял самый известный роман Хоторна "Алая буква". В романе описывается быт новоанглийских пуритан 17 века. Прочесть я его не смог, хотя брался несколько раз. Очень скучно и непонятно. Так что, как говорится, "ниасилил". Тем не менее, Хоторн - это натуральный классик, и его творчество проходят в местных школах. Большую часть своей жизни сей классик провел в Салеме.

==================

История 3. Натаниэль Хоторн

Писатель родился в этом доме в 1804 году:





Сам дом датируется 1750 годом, как тоже видно из таблички. В возрасте пяти лет Хоторн потерял отца. Тот был моряком, а это не только заработок, это еще и риск не вернуться. Четверть всех женщин Салема были вдовами. Именно поэтому им построили специальный многоквартирный дом рядом с таможней, который вы видели на фотографии в предыдущей части. В числе предков писателя было множество известных людей, включая члена Ведьминого Трибунала судью Джона Хоторна. Тот приходился Натаниэлю прапрадедушкой.

Хоторн начал публиковаться достаточно рано и написал много разного. Наверно, хорошего. Первые публикации он напечатал в собственной газете одного автора в 1820 году, когда ему было всего 16 лет. Ближе к своим тридцати публикации в разных газетах стали регулярными. Тем не менее основную свою карьеру Хоторн видел в госслужбе, и промежуточной вершиной явилось назначение на должность начальника Салемского порта в 1846 году. Работа не нравилась, но доход приносила неплохой. Однако случились выборы, в стране сменилась администрация, и все чиновники вплоть до столь незначительного поста слетели со своих мест. Семью надо было как-то кормить, и Хоторн засел за большой роман. Так появилась "Алая буква", а вслед за ней "Дом с Семью Фасадами". Что любопытно, Хоторн прекрасно знал этот дом изнутри: в нем жила семья его кузины. Но в романе, кроме дома, нет ни одного реального персонажа: история семьи, живущей в этом доме, была выдумана автором от начала до конца, хотя сама семья с такой фамилией тоже существовала в реальности. Уж не знаю, как Хоторн потом разбирался со своими соседями, которым придумал вымышленную биографию.

Эти два романа сделали Хоторна знаменитым и богатым. Он уехал из Салема ближе к Бостону, познакомился с нужными людьми, и свел близкую дружбу с будущим президентом США Френсисом Пирсом. Когда того избрали, он назначил Хоторна консулом в Ливерпуль. То есть все у него неплохо сложилось. А не уволили бы со службы, так бы и остался он захолустным таможенником. Зато на окладе.

У Хоторна было трое детей и сколько-то внуков, так что сейчас довольно много людей в Штатах носят его фамилию. Из этих троих наиболее любопытно сложилась жизнь у младшей дочери Розы Хоторн. Сначала у нее тоже все шло плохо. Она вышла замуж по любви за журналиста, но супруг был не дурак выпить, превратился со временем в алкоголика, потерял работу, спился окончательно и умер. К тому же у них умер единственный сын. Как следствие, Роза сделалась набожной католичкой, перекрестившись первой в ряду Хоторнов-протестантов, и посвятила остаток жизни уходу за безнадежными раковыми больными. Она построила один из первых хосписов в штате Нью-Йорк, и местечко это по сей день называется Хоторн именно в ее честь. Сейчас в городке Хоторн находится крупнейший онкологический центр, носящий ее имя. Роза умерла в 1926 году.



Памятник писателю Натаниэлю Хоторну в Салеме.

==============



Зимой Салем тих и пуст. Никто не хочет идти в ведьмино кафе.



И только ветер треплет пелерину на груди одинокой колдуньи. Она стара, но все же женщина, и я не мог отказать себе в удовольствии привести ее одежду в относительный порядок.


Напротив ведьмы дивное заведение под названием "В Глазу у Поросенка". До визита в Салем я не слыхал такого выражения. Оказывается, эта американская идиома означает что-то такое, чего не может быть. "I am in a pig's eye" дословно переводится как "такого со мной не может быть никогда ни за что на свете!". У идиомы есть автор, и известна точная дата ее появления. В 1872 году сатирик-колумнист, живущий в Кливленде - тогдашней столице свиноводства, - опубликовал стишок, в котором есть строчка про то, как большая скала с грохотом падает вниз и превращается в соринку в глазу у поросенка. Как всегда, политические дрязги. Типа огромной важности событие игнорируется местными партийными бонзами. Выражение стало крылатым и прижилось во всей Америке. Примерно в то же время был построен этот ресторанчик. Двое владельцев никак не могли придумать ему имя. По одной легенде, на любые предложения одного друга второй отвечал одним и тем же "in a pig's eye" (то есть буквально "никогда ни за что"), что и стало в итоге названием. По другой версии они пошли охотиться на крыс на свиноферму (хорошенькое развлечение), и там им пришло в голову название, которое было у всех на слуху.

Боже, как же хорошо кормят в этом ресторанчике! Мы взяли настоящий новоанглийский томатный суп chowder из свежайших моллюсков и домашнюю свиную котлетку на косточке. Незатейливая американская аутентичная еда, но очень вкусная.




А здесь на снимке первая конфетная фабрика в США. Вообще первая. Женщина по фамилии Спенсер оказалась в Салемском порту в 1806 году без копейки денег. Корабль, на котором она с малолетним сыном плыла из Англии, потерпел кораблекрушение, они чудом спаслись. И так-то ничего у них за душой не было, да еще и все пропало. Просто хана. Она сказала людям, что умеет делать конфеты. Ей дали бочонок сахара, и она сделала леденцы, которые стала продавать на ступеньках церкви. Когда бизнес пошел в гору, она купила таратайку и начала развозить леденцы по окрестным деревням. Леденцы назывались почему-то "Салем Гибралтар". Историческая таратайка жива до сих пор. Она находится в местном краеведческом музее. Миссис Спенсер разъезжала в своей таратайке по бостонщине в строгом сером платье и шляпе с завязочками. Все это тоже сохранилось. Когда она умерла, дело подхватил ее сын. Потом он решил вернуться в Англию и продал бизнес человеку по фамилии Pepper (Перец). Тот оригинально расширил ассортимент, добавив в него конфеты из черной патоки и обыграв свою фамилию в названии компании "Старый Перец". Оба рецепта, и леденцы Миссис Спенсер, и черные конфеты Старого Перца до сих пор в производстве. Леденцы можно купить в этом домике, а можно заказать по интернету. Железный конь таким образом идет на смену крестьянской лошадке.



Значительное количество исторических домов Салема сейчас свезено в одно место на берег океана рядом с домом с семью фасадами, с тем, чтобы всеми ими можно было полюбоваться одновременно. Но кое-что стоит на улицах.



Каждый из этих домов кому-то принадлежал. В толстой книге "Городская архитектура Салема" расписана история практически всех строений. Например, этот домик датируется 1771 годом. Такая ерунда, по сравнению с Европой, просто не о чем говорить. Но все-таки.



Еще один кадр на городскую тему. Маленькая симпатичная гостиница. 1808 год.



Скульптурка просто так. В ней ценно то, что верхняя птичка имеет только одну неочевидную точку опоры и практически парит в воздухе.



Вполне современный кабачок, ему не больше ста лет.



Я начал салемские истории камнем, который находится левее этого достаточно современного домика возле белого заборчика в левой части снимка. Этим же местом и закончу. В домике женский и детский медицинский центр имени Лидии Пинкхам. На табличке слева от входной двери написано "бесплатные прививки".

=================
История 4. Памяти Лидии Пинкхам

Эта женщина практически изобрела прямые продажи лекарств, выступив таким образом в роли первого в истории маркетолога. Хотя официально метод прямых продаж возник лет на 60 позже, Лидия Пинкхам практически использовала те же приемы для распространения своего травяного настоя от менструальных болей. Она сама экспериментировала с травами всю жизнь, но особенно не продавала результаты своих исследований, ограничиваясь свободным распространением по соседкам и подругам. В 19 веке медицина была в США в загоне. Профессия врача была нисколько не престижной, лекарств как бы и не существовало, а визиты к доктору стоили невероятно дорого. Народные методы считались более надежным делом. В 1843 году Лидия вышла замуж. По профессии муж был сапожником. Родилось у них до фига много детей, и дохода сапожника не хватало ни на что. Иногда муж Исаак за неимением денег расплачивался жениной настойкой, но это не было бизнесом. Для вкуса и эффекта Лидия настаивала травы на спирту, что не могло не нравиться сапожнику, да и вообще всем потребителям. Все бы так и шло, но в 1873 году разразился страшный экономический кризис. Перегрелись и рухнули акции серебряной добычи в связи с внедрением золотого стандарта, и почти сразу грохнулись акции железных дорог. В одночасье страна стала безработной. Мужа Исаака чуть не арестовали за долги, и он впал в невроз от стресса. Тогда-то сын Даниэль сказал маме, что хватит, мол, валять дурака, мы можем стать миллионерами на твоей менструальной водочке. Так и случилось. В 1876 году был запатентован "Травяной Настой Лидии Пинкхам". Настой заваривался поначалу на той же печке, на которой Лидия готовила еду для всей семьи. С небольшими видоизменениями этот настой производится до сих пор и доступен во всех аптечных сетях США под тем же именем. Реклама лекарства пошла в женских журналах в виде писем счастья, в которых Лидия Пинкхам давала советы женщинам по самым нужным поводам и отвечала на их письма. Когда она умерла в 1883 году, семья решила не афишировать это печальное событие, и под именем Лидии советы женщинам Америки стала давать ее невестка. Лишь в 1905 году секрет открылся. Был большой скандал. Тем не менее, лицо Лидии Пинкхам осталось товарным знаком фирмы. Бизнес находился в руках семьи в течение 50 лет, и только когда Федеральная Администрация по Сертификации Лекарств потребовала привести процесс в индустриальные рамки, Пинкхамы уступили патент фармацевтической компании.

Лидия Пинкхам стала знаменем феминисток за то, что она практически первой стала рекламировать женские лекарственные средства. Естественно, такая реклама не могла остаться без внимания мужчин. Существуют шуточные песни и скабрезные частушки на английском и французском языках, рассказывающие о том, что стоило только кому-то попробовать настойку Лидии Пинкхам, и тут же все, что надо отрастало, а что не надо - затягивалось. Обладай я даром стихоплета-переводчика, я бы обязательно попробовал их перевести. Стишки ужасно смешные. Так жена сапожника из Салема вошла в интернациональный фольклор.

В 1922 году дочь Лидии Пинкхам решила увековечить память матери в виде гинекологической клиники, построенной на средства семьи. Вы видите это здание на снимке.



- картинка взята с интернет-магазина по продаже витаминов и биодобавок www.discount-vitamins-direct.com

================



Такие вот салемские истории, причем только их ничтожно малая часть. Было бы время, рассказал бы в десять раз больше. А так все, конец.


Источники информации:

[1] Hawthorne in Salem www.hawthorneinsalem.org
[2] The House of Seven Gables www.7gables.org
[3] Wikipedia
[4] The Phrase Finder www.phrases.org.uk
[5] www.yeoldepeppercandy.com
[6] www.inapigseye.com

Tags: США, Салем
Subscribe

  • Страннейшая достопримечательность

    — Взгляни-ка на дорогу! Кого ты там видишь?— Никого, — сказала Алиса. — Мне бы такое зрение! — заметил король с…

  • Коралловый замок

    Я не смог придумать, как элегантно назвать этот очерк. Пусть будет, как это место называется по-английски, хотя это и не замок и не коралловый.…

  • Зимний Атлантический океан

    Сверкающая фотография изображала дочь американского миллиардера Вандербильда в вечернем платье. Там были меха и перья, шелк и жемчуг, необыкновенная…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • Страннейшая достопримечательность

    — Взгляни-ка на дорогу! Кого ты там видишь?— Никого, — сказала Алиса. — Мне бы такое зрение! — заметил король с…

  • Коралловый замок

    Я не смог придумать, как элегантно назвать этот очерк. Пусть будет, как это место называется по-английски, хотя это и не замок и не коралловый.…

  • Зимний Атлантический океан

    Сверкающая фотография изображала дочь американского миллиардера Вандербильда в вечернем платье. Там были меха и перья, шелк и жемчуг, необыкновенная…