Andrei Antonovski (andanton) wrote,
Andrei Antonovski
andanton

Categories:

Париж скульптурный. Часть 5


Предыдущая серия




Странная скульптура у церкви Сен-Жермен. Не Пикассо ли приложил к ней руку? Я бы нисколько тому не удивился. Update: говорят, это Осип Цадкин. Про него - в последней части этого рассказа.



Памятник Людовику XIII на очаровательной площади Вогезов (французы говорят площадь Вож). Если бы у меня было в Париже любимое место, я бы наверняка полюбил бы этот прекрасный парчок с красивыми домиками по периметру. Генрих IV задумал эту площадь как общагу для аристократии. Предполагалось, что люди, принадлежащие одному кругу, будут жить вместе в любви и дружбе, а по вечерам гонять чаи в садике. В реальности поначалу на площади происходили бесчисленные дуэли. Лишь со временем все как-то успокоилось.

Чтобы не создавалось внутриклассовое неравенство, все дома в каре, опоясывающем площадь, строго одинаковы за исключением двух главных домов, через арки которых на площадь входят или въезжают. По замыслу короля таких входов-въездов два в середине коротких сторон прямоугольника. Южный дом принадлежал королю, а северный королеве.



Северный дом - дом королевы.





Дома периметра.



Южный дом и вход на площадь через дом короля. В створе арки виден постамент памятника, изображенного на самом первом снимке.

--------------------

Сад Тюильри

Сад Тюильри ближе всего к теме. Как и любой королевский сад, он просто напичкан скульптурами. Все не переснять, да это и бессмысленно. Отличительная особенность Тюильри в том, что французы не чужды авангарда и постоянно меняют экспозицию в парке самым разнообразным образом. Собственно, это не всегда и скульптуры. Но мы начнем с классики.



Вот очень удачный кадр. На заднем плане дома по улице Риволи.



Сюжет этого эпического творения остался неясен. Сообразно российским реалиям, я бы предложил такую подпись: "Пролетариат, крестьянство и интеллигенция умоляют президента остаться на третий срок, но он непреклонен"



Одна из статуй большого кольца скульптур у выхода к площади Согласия. Ой, их там много, ходишь и все смотришь, смотришь...



На заднем плане Лувр, а вот на переднем... Таких скульптур было три на дорожке. Полное впечатление, что какой-то гигант смял и выбросил лист бумаги. Мастерство автора бесспорно, этот мятый металл действительно очень напоминает скомканную бумагу, но вот художественная ценность сего произведения искусства, по моему мнению, нулевая. Но прикольно. И еще, мне, пожалуй, нравится, что эти приколы появляются, можно сказать, в святая святых французской столицы.



Еще один подобный прикол. Это инсталляция с непонятными идеями. Зачем-то в фонтан загнали старый ржавый фургон, окружили его уличными фонарями, а внутри повесили зажженную хрустальную люстру. Прекрасные статуи вокруг фонтана смотрят на все это безобразие с недоумением. Наверно, я становлюсь брюзгой.



Лабиринт со скульптурами Майоля. Давайте я вначале расскажу, кто это такой. Известный французский художник и скульптор, последователь Родена, ярый приверженец классицизма в эпоху господства авангардизма, он погиб в возрасте 83 лет в 1944 году за рулем собственного автомобиля. Просто авария, хотя в те годы, разумеется, его судьба могла бы сложиться как угодно. 

Наиболее пикантной деталью в биографии Майоля является знакомство с натурщицей Диной Верни. Когда она родилась в Кишиневе в 1919 году, ее фамилия была Айбиндер. Родители вывезли ее во Францию в семь лет, в 1926. В момент их встречи Дине было 15, а Майолю 73 года. Сейчас бы его посадили лет на восемь за педофилию, да и вся недолга. Но тогда нравы были попроще, и эта встреча обернулась особыми взимоотношениями на всю жизнь для обоих. Впрочем, большинство источников утверждают, что отношения эти были чисто платоническими. В 1938 году Дина вышла замуж за знаменитого в будущем киноператора Сашу Верни (в числе прочих работал с Рене, Бунюэлем, Гринуэем), и позднее эта фамилия сделалась основой для псевдонима Верникова. А после того, как Аристид Майоль встретил Дину Верни, он никого больше никогда не рисовал и не лепил, только ее. При этом Майоль так восхищался ее фигурой, что одалживал Дину, только как натурщицу, разумеется, своим приятелям Матиссу и Боннару, и они тоже ее рисовали и лепили. Всего создано около сотни шедевров, выставленных в разных музеях мира, запечатлевших тело Дины. Она была еще жива (Дина умерла 20 января 2009 года), когда я писал эти строчки. Во время войны Дина участвовала в движении Сопротивления, и Майоль дважды вызволял ее из гестапо, пользуясь своими связями и авторитетом. А после гибели Майоля Дина организовала фонд его имени и превратила их дом в Париже в музей, получив изрядные субсидии от государства, причем это был 1947 год, когда в принципе было не до искусства. В музее помимо Майоля выставлена большая подборка других знаменитых художников от Матисса и Дега до Кандинского и Кабакова. Я был в этом музее, меня привлекла проходившая там выставка картин Магритта, которую я не мог пропустить, и там я заодно познакомился с биографией и художественными работами Майоля. Не могу сказать, что я большой поклонник классицизма, и я не запомнил бы Майоля вообще, если бы не эта романтическая история и не то, как он бережно и как-то по-особенному изображал Дину на многочисленных полотнах и в скульптурах.



Вот многочисленные голые Дины стоят в саду Тюильри.

За выдающийся вклад в культуру Франции Дине Верни был присвоен титул баронессы. После смерти Сталина Дина стала ездить на историческую родину, бывала в Москве и в Одессе, и там ее привлек тюремный блатной шансон. Советский Союз Дине активно не нравился. Вывезти с собой записи, скажем, Аркаши Северного было достаточно рискованным делом. Поэтому она выучила эти песни и напела их на диск в Париже в 1975 году. "Не жди меня, мама", "Костюмчик новенький", "Ты хохочешь", "Товарищ Сталин", "Окурочек" и другие вошли в ее альбом " Chants du Goulag" ("Песни ГУЛАГа", кто не прочитал латиницу). В семидесятые годы в Советском Союзе французская баронесса Дина Верни(кова) считалась блатной певицей номер один. Я специально разыскал записи этих песен - она поет абсолютно без акцента и с большим чувством. 

Их можно послушать например здесь. Никоим образом не являясь приверженцем этого жанра, я не могу не преклоняться перед поразительной судьбой этой женщины, которую, к тому же, кто угодно может потрогать. И не только потрогать, как мы увидим ниже.


 

Эта скульптура - одна из многих работ Майоля в саду Тюильри рядом с Лувром. Будущая баронесса Дина Верни в камне. Ниже я даю еще несколько фотографий с изображениями Дины.

 

 

 

Скульптура "Три грации".

 

Скульптура "Три грации". Фрагмент.
 
К последней фотографии можно придумать массу ернических подписей. Я, во всяком случае, придумал их целых три. При этом, когда я конструировал эти подписи, я еще не знал, что Дина Верни русская, да еще и исполняла блатные песни. А то бы получилась еще одна возможная подпись. Однако, по здравому размышлению, я решил оставить эту фотографию вовсе без подписи. Каждый может теперь придумать ее сам.
 
Я хочу вот на какую тему порезонерствовать в связи с этим кадром. На многих форумах, особенно связанных с курортным отдыхом, постоянно разгораются жаркие дискуссии о поведении российских граждан за границей. Для затравки кто-нибудь пишет нечто вроде "Ну, видел я русских свиней. Какой позор! Назюзюкались еще в самолете, и такое вытворяли! Как стыдно, что я говорю по-русски! Ай-ай-ай, никогда не буду селиться вместе с русскими в одном отеле, они хуже негров!" В ответ, конечно, товарищ получает суровую отповедь типа "А вот я видел, как немцы нализались до поросячьего визга и перебили в драке с ирландцами всю посуду, и ничем мы не хуже, а даже лучше, и уж, конечно, благороднее и богоноснее во многих смыслах." Возникает дискуссия немыслимого накала, и у обеих противных сторон находятся веские аргументы из собственного опыта. На мой взгляд, спор абсолютно дурацкий, потому что он базируется на отдельных примерах, которые потом обобщаются до вселенских масштабов. Я не бываю на курортах, но могу подтвердить, что поведение наших граждан зачастую оставляет желать лучшего. Точно так же я могу подтвердить, что я встречал в своих странствиях массу невоспитанных людей самого разного происхождения. Поэтому примерами никого никогда не убедить. Мне кажется, дело в подходе. Сторонникам первой точки зрения стыдно за свою страну и некоторых своих сограждан, и они хотели бы от этого стыда избавиться. Как? Рвать на себе волосы и мазать себя сажей - это один из способов избавиться от стыда. Есть такой психологический фокус, и я его хорошо понимаю. Сторонники второй точки зрения хотели бы видеть себя и свое окружение в лучшем свете. Для них несправедливые обобщения оскорбительны, и они защищаются вечным тезисом "сам дурак", аппелируя к очевидному соображению, что нельзя по поведению отдельных представителей судить обо всей нации. Мне же кажется, что окончательная победа любого одного из этих двух подходов для общества губительна. Если, скажем, ребенка все время бить, унижать и ставить в угол по поводу и без повода, он вырастет кем угодно, но только не нормальным человеком. Но если его все время хвалить и возвеличивать, то это тоже ни к чему хорошему не приведет. С обществом все то же самое. Во времена моей молодости, пришедшейся на перестройку и первые ельцинские годы, было принято стенать и посыпать голову пеплом. В общественной жизни преобладал пафос нытиков и мазохистов. Прорвало клапаны, которые были закрыты десятилетиями, и сразу выяснилось, что мы такой деградировавший народ, что просто немедленно всех скопом надо было отправлять на погост, чтобы не отравляли атмосферу. Естественно, страна с фантастической скоростью дошла до ручки. Я не говорю, что таково исчерпывающее объяснение тех сложных процессов, но это одна из сторон модели, нравственная сторона. При том, что все выливаемые на наши головы помои были чистой правдой, как-то уж больно без меры их лили. Сейчас же маятник качнулся в другую сторону и, на мой взгляд, уже давно перешел через точку равновесия. На самом высоком уровне пересматривается история, смешиваются причины и следствия, трезвый анализ заменяется ложным пафосом. Это тоже опасно. Во всяком случае, мне это активно не нравится.
 
Поэтому давайте просто спокойно отметим, что безымянный вандал, испоганивший памятник во дворе Лувра, неплохо, к сожалению, знает русский язык.

Следующая серия.
Tags: Европа, Париж, Франция
Subscribe

  • Три фотографии

    Два вечера в сентябре мне случилось провести в Лондоне. Сделал ровно три абсолютно туристские фотографии всем известных мест. Кому повезло бывать в…

  • "Канареечная" Верфь

    Никакого отношения к канарейкам Canary Wharf не имеет. Название месту принесли работающие на верфи испанцы родом с Канарских островов. До 1980…

  • Нулевой меридиан

    В моем объективе опять Лондон, бывшая деревушка Гринвич, через которую проходит нулевой меридиан и с которой идет отсчет мирового времени.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Три фотографии

    Два вечера в сентябре мне случилось провести в Лондоне. Сделал ровно три абсолютно туристские фотографии всем известных мест. Кому повезло бывать в…

  • "Канареечная" Верфь

    Никакого отношения к канарейкам Canary Wharf не имеет. Название месту принесли работающие на верфи испанцы родом с Канарских островов. До 1980…

  • Нулевой меридиан

    В моем объективе опять Лондон, бывшая деревушка Гринвич, через которую проходит нулевой меридиан и с которой идет отсчет мирового времени.…