Andrei Antonovski (andanton) wrote,
Andrei Antonovski
andanton

Хороший солнечный день

 

Предыдущая

Петербург, 2004 год. Хороший солнечный день. Позади первые три года эмиграции. Еще не отвык от старого, но уже привык к чему-то новому. Еще не чувствую себя приезжим, но уже тянет на сравнения. Я с племянницей Наташей гуляю по Садовой. Девочке 13 лет. В нескольких метрах перед нами увлеченно беседует и наслаждается солнышком немолодая пара. Неожиданно поперек движения резко и синхронно, как на параде Победы совершают маневр три черных огромных полированных драндулета: два семиместных «Энвоя» и гробоподобный «шестисотый». Из джипов выскакивают одинаково выглядящие молодцы. Они хватают идущих впереди людей за плечи и отшвыривают их на мостовую. Затем выстраиваются в две цепочки плечом к плечу. Из «Мерседеса» вылезает какой-то прыщ неизвестный мне на лицо и, пройдя быстрыми шагами через коридор охраны, скрывается за дверью с надписью «ресторан». Четверо следуют за ним, двое встают по бокам входной двери. Путь свободен, и мы проходим мимо под цепкими взглядами охранников.

-        Наташа, - говорю я в полном охренении, силясь уложить в голове увиденные образы, - что это?!

-        Не обращай внимания, - говорит мне спокойно ребенок, - это випы.

-        Что??? Кто???

-        Випы. Ну, люди такие. Им все можно.

Я попытался было объяснить, что VIP - это уважаемые люди, а не невзрачные бандиты, но успех мне не сопутствовал. Она не поняла.

 

Париж, 2007 год. Хороший солнечный день. С путеводителем Ле Пти Фюте в руках я изучаю достопримечательности на пешеходном маршруте №6. Свернув на небольшую улицу, неожиданно для себя я обнаруживаю любопытное здание со звездами Давида. Ба, да это синагога! И довольно приличных размеров. В кадр не влезает. Примериваюсь так и сяк, пячусь задом – ничего не выходит. И вдруг я понимаю, что стою в небольшой толпе, и на меня недоброжелательно смотрят. Разворачивающееся вокруг меня действо настолько неординарно, что, хотя правильная догадка приходит в голову мгновенно, я замираю и начинаю все и всех мысленно фотографировать. Представьте себе высоченный глухой забор из камня. В заборе небольшая калитка, и, когда она открывается, виден двор, заполненный детьми в черных одеждах. Шесть человек в черных шляпах с пейсами образовывают коридор от калитки до проезжей части. Еще один распоряжается процессом. Пара мускулистых охранников с кипами на макушках провожают прохожих испепеляющими взглядами. По дороге очень медленно ползут машины, некоторые останавливаются возле живого коридора. Хасид-распорядитель открывает дверь автомобиля, сверяет номер машины с бумажкой, открывает калитку и кричит имя. Ребенок быстро пробегает по живому коридору, садится в машину, та отъезжает. Подъезжает следующая. Это школа – счастливое еврейское детство. Как странно. Кажется, что может быть проще – оденься нормально как все и иди в любую школу. В конце концов, если так нравится быть подлинным иудеем, переезжай в Израиль в религиозный кибуц, и будь там как все. Ведь главное – это не выделяться. Но нам не понять. Мне не понять уж точно. Поизучав внимательно процесс, я встречаюсь взглядом с охранником. Он меня ненавидит. Уровень разлитой в воздухе агрессии просто зашкаливает. Здесь все присутствующие меня боятся и ненавидят. В ответ я миролюбиво улыбаюсь и демонстративно складываю фотоаппарат. Зачем нарываться на грубость? Спокойно иду себе дальше, прикидывая, как бы это все описать. Какая-то должна быть иллюстрация. Что, если сфотографировать затор на улице? Я прошел от места довольно далеко, метров пятьдесят как минимум. Лиц уже не разглядеть. От школы виден только кусок забора. Разворачиваюсь, прилаживаю кадр. В это время охранник, который, оказывается, за мной следил, налетает на меня с кулаками и пытается отобрать камеру. Он орет что-то громко по-французски, прохожие оборачиваются и наблюдают за нашей потасовкой. Как могу, я пытаюсь говорить ему что-то спокойным голосом. Он не понимает, но мой миролюбивый тон действует в правильном направлении. В конце концов он отпускает фотоаппарат и перестает выкручивать мне руку. Что-то злобно бормоча, он уходит назад к школе. Я продолжаю движение по пешеходному маршруту №6.

 

Беззаконие = вакуум власти.

 

Следующая
Tags: Миниатюры
Subscribe

  • Португалия 4: Загреш

    Предыдущая серия От Лагуша до Загреша километров 40-50. Около часа езды по узким и неспешным португальским дорогам. За этот час климат…

  • Португалия 3: Портимайо и Лагуш

    Предыдущая серия Едем дальше на запад по португальскому побережью. Пропускаем сразу несколько курортных городков и деревень и добираемся до…

  • Португалия 2: Альбуфейра и Бенагил

    К началу Небольшое замечание: поскольку я решил написать подобие путеводителя, буду выделять ценные советы подчеркиванием. Технически мой маршрут…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments

  • Португалия 4: Загреш

    Предыдущая серия От Лагуша до Загреша километров 40-50. Около часа езды по узким и неспешным португальским дорогам. За этот час климат…

  • Португалия 3: Портимайо и Лагуш

    Предыдущая серия Едем дальше на запад по португальскому побережью. Пропускаем сразу несколько курортных городков и деревень и добираемся до…

  • Португалия 2: Альбуфейра и Бенагил

    К началу Небольшое замечание: поскольку я решил написать подобие путеводителя, буду выделять ценные советы подчеркиванием. Технически мой маршрут…