Andrei Antonovski (andanton) wrote,
Andrei Antonovski
andanton

Categories:

Индия 9. Бремя белого человека


Предыдущая серия


Я летал в Индию трижды. В первой поездке я впервые почувствовал себя випом. Ну так, не настоящим, конечно. Таким маленьким-маленьким випчиком. Микровипом. Но все вокруг как оно складывалось мне постоянно напоминало о моих исключительных привилегиях. И я могу сказать, что никогда в жизни до сих пор не было у меня такого оттяга.

Мне была выделена машина с шофером. В течение двух дней это была обычная Тата, а в Агру для меня наняли "такси" - большой Шевроле Блейзер с сиденьями жесткими и неудобными как в пригородном автобусе. В обязанности шофера входило открывание двери для того, чтобы я сел или  вылез из машины.
 
Я жил в бизнес-апартаментах. Ничего особенного, как обычная гостиница, но бесплатно, а по утрам слуга, молодой добродушный парень с приклееной улыбкой идиота, тупой как пробка, подавал мне личный отвратительный завтрак. Объяснить ему, что молоко кипятить не надо, было невозможно. Впрочем, как показал опыт, он поступал очень правильно. Некипяченное здесь потреблять нельзя.
 
Как-то меня привезли в настоящий пятизвездочный отель Хайятт на ланч. На входе стоял двухметровый индус с охренительными усами длиной с полметра, похожий на джинна из бутылки, в расписном халате и тюрбане. На его боку была прицеплена полутораметровая сабля. Он открыл мне дверь машины, подал руку и склонился в низком подобострастном поклоне.
 
Во всех моих шатаниях по древностям меня сопровождали индивидуальные гиды. Конечно, я им платил из своего кармана, но это были не деньги в моем представлении. Если человек готов провести часовую квалифицированную экскурсию за пять долларов, то как бы у меня не возникает сомнений в том, что надо пользоваться его услугами.
 
В богато украшенных ресторанах я сидел обычно один. Рестораны слишком дороги для аборигенов. Два официанта стояли по бокам и серебряными ложками накладывали еду из большого блюда мне на тарелку. Каждый раз мне стоило больших трудов их прогнать. Все-таки еда это интимный процесс, не говоря уже о том, что два накладывающих задавали совершенно немыслимый темп.
 
Когда я куда-то проходил, мне отдавали честь многочисленные граждане в мундирах. Это были странные мундиры. Иногда халат, как у вышеописанного джинна, иногда синий грязный пиджак, одетый поверх немыслимой размахайки, иногда из всей одежды на отдающем эту самую честь были только драные синие галифе, но все они вытягивались во фрунт и салютовали мне не то левой, не то правой рукой. У одного такого кадра была работа, состоявшая из единственной обязанности - открывать дверь белым людям. А я ведь к этому, мягко говоря, не привык. И вот он зазевался и пропустил меня, когда я быстрым шагом прошел к двери. Боже, что началось! Дорожка узкая, он не может обогнать белого человека. И он не может позволить, чтобы белый человек открыл дверь сам, это же позор и профнепригодность. У него были глаза как у побитой собаки. Я взялся за ручку, и мир рухнул. И тут я, луноликий, проявил гуманность. Сделав шаг в сторону, я дал ему возможность открыть дверь. Отчаяние сменилось счастьем, индус вытянулся в струнку и вскинул руку к козырьку грязной фуражки.
 
Индия - демократическая страна, а индусы в массе своей очень смирные и законопослушные люди. Местные газеты вполне выдержаны и ничуть не более и не менее интересны для чтения, чем любые другие газеты в любой нормальной стране. Карикатурные страсти по пророку Мохаммеду (я как раз был в Индии в самый разгар карикатурного скандала) обошлись без погромов. Большие демонстрации были, но погромов не случилось. Я полагаю, только в Индии мог появиться Ганди, и только Индия могла бы добиться независимости ненасильственным сопротивлением. Такой народ удивительный. Криминальной хроники совсем мало, что странно для огромного города типа Дели. Может, ее  просто не печатают? Зато что меня поразило неприятно, так это хамство во взаимоотношениях высшего с низшим. И тут, по-видимому, смешалось наследство белого человека с кастовой организацией общества. В Канаде так не принято, у нас миллионер и индус-водитель абсолютно на равных во всем, что не касается лимитов по кредитным картам. А в Дели мы как-то встретились с непосредственным начальником моего шофера Хари. Тон, которым этот начальник-индус приказал Хари исчезнуть, и то, как Хари безропотно развернулся и мгновенно растворился, произвело на меня сильное впечатление. И одновременно с тем со мной этот же гад разговаривал очень почтительно и умильно. Мне такое поведение уже не кажется нормальным. Такую же манеру поведения я подмечал и в других местах.
 
Производительность общественного труда очень низкая. Да они и не производят почти ничего. Я видел знаменитые технопарки и колледжи, их много и они разного уровня. Ну, конечно, по сравнению с окружающей нищетой, это оазисы. Но в целом - как сказать - это же всего лишь крупицы чего-то чуть более продвинутого. Мне кажется, индусы по своей натуре равнодушны к уровню жизни. То есть благосостояние и уют для них не являются самоцелью. Там тепло, бананы и папайи растут сами. Спать можно на земляном полу, а греться у костерка. Есть ли смысл рвать когти? Потом, их очень много. Какая-то часть торгует всем чем ни попадя, а большинство просто валяет дурака. Ну вот, двери открывает белым людям. Таких открывальщиков у каждого приличного входа по нескольку человек и, не сомневаюсь, это занятие считается хорошей и престижной работой. Я видел, как люди обычными вениками (!) подметали обочины (!!) у правительственных зданий, поднимая столбы красной пыли. Я видел, как люди тряпочками (!!!) протирали разделительную полосу (!!!) на проезжей улице. Десять человек тряпочками смахивали пыль с забора! Понятно, что это способ выдачи пособия нищим, но уж больно диковато смотрится.
 
Министерство, куда я приехал, представляет из себя новое красивое здание, выполненное под огромный старинный комплекс типа индуистского храма. А внутри была совдепия образца семидесятых. Жуткий скрипучий лифт на трех человек, весь исцарапанный и размалеванный; в кабинете человека в ранге заместителя министра не было никакой оргтехники, кроме пожелтевшего от времени гигантского ксерокса на колесах; сам кабинет был размером меньше моей кухни, а из мебели в нем стоял один ободранный стол, три стула и продавленный рваный диван. А ведь я разговаривал о миллионах долларов. Коридоры... Ну кто же из нас, тех, кому за сорок не видел таких коридоров? Воронеж и Богородицк, Львов и Казань, Кострома и Козьмодемьянск, конечно, это все незабываемо, но очень уж одинаково. Я прошел по подобным обшарпанным страшным анфиладам много десятков километров в своей уже не молодой жизни. Следующее за мной поколение уже этого не всосало, во всяком случае, в таких объемах. И хорошо. Только странно было увидеть все это совковое убожество снова в тропиках.
 
В Индии нет телефонов. Ну, это смелое утверждение, но недалекое от правды. Мобильники у каждого второго, но телефонов-автоматов нет нигде вообще. И в гостинице, и в том бизнес-центре, где я жил, связь была только местная. И только самый важный бугор мог по местной связи позвонить телефонисту и приказать ему вывести линию на межгород. Самостоятельно это было сделать невозможно. Переговорные пункты (а я звонил из трех, так что есть некий опыт) выглядят так: в пыли на свежем воздухе стоит колченогий столик, и на нем три-четыре древних разбитых китайских телефонных аппарата. Люди стоят вокруг столика и звонят уж кто куда хочет. Хитрая тарифицирующая машинка отбивает секунды разговора. В международном аэропорту Дели в зале отправления на таком же столике стоит такой же телефон... один. Очередь к нему на полчаса. Самые выдержанные интуристы превращаются в этой очереди в диких зверей из индийских джунглей. Правда, есть еще четыре аппарата за линией паспортного контроля. Итого пять, но четыре за границей. Кстати, по результатам интернет-голосования аэропорт Дели признан самым плохим в мире после, кажется, Могадишо.
 
Разумеется, по отношению к иностранцам, как и во всех слаборазвитых странах, ценовая дискриминация сильнейшая. Например, вход в Тадж Махал для местного жителя 20 рупий, а для туриста 750 рупий. Звонки по мобильному в пределах зоны ничего не стоят, а за пределы стоят состояние. Фотоаппаратами можно пользоваться без ограничений, а вот за видеокамеру, которую местные себе позволить не могут, надо платить 25 рупий практически на каждом шагу. Ну, то есть понятно почему так. У меня нет особенных претензий и вопросов, просто это характеризует общество.
 
Из экзотики - возле Министерства обосновалось племя диких злобных обезьян. Я об этом уже упоминал раньше. Мартышки прыгают по стенам и заглядывают в окна. Они вовсе не так дружелюбны и доверчивы, как их родственники в Агре. Говорят, с ними не стоит заигрывать - укусят или обгадят. Не знаю, не пробовал. Но я, кстати, не разделяю восхищения по этому поводу. Вот в Торонто повсюду скачут белки, ах, как миленько. А ведь это грызуны, ближайшие родственники крыс. Почему белки миленько, а крысы безобразненько? Только из-за хвостика? А в Нью-Джерси, где жила моя жена, дикое количество оленей. Эти твари ничего не боятся и глупы как бараны. Их любимое занятие - забодать машину на хайвее. Последствия катастрофические для обеих сторон, приличный олень весит около центнера, и жители Нью-Джерси не испытывают к оленям никаких светлых чувств. Так что везде свои животноводческие фокусы.
 
В Индии чудовищная бюрократия. Возможно, это тоже наследие проклятых английских колонизаторов, издание улучшенное и дополненное. Мелкие вопросы решаются часами, крупные - годами. Тоже, я думаю, следствие перенаселенности. Каждому чиновнику надо почувствовать себя важным, что ли. Насколько я смог заметить, в присутственных местах количество решающих и принимающих бумажки просто зашкаливает. Они ничего не делают и просто часами смотрят телевизор, на котором молодые люди без перерыва выясняют отношения, а потом пляшут и поют. Кстати, в реале я массовых плясок как раз не заметил. Зато я видел одного йога из окна машины. Он неподвижно сидел в грязи, заложив ногу за ухо.
 
Индия ненормально милитаризованная страна (прим.: этот текст в основном написан до посещения Калькутты). Количество военных неописуемо, их больше, чем в Израиле. По дорогам передвигаются нескончаемые колонны военных грузовиков Тата, набитых солдатами. Такое впечатление, что только что произошла тотальная мобилизация. На улицах стоят военные с автоматами. Индусы маленькие, и старые АК-47 болтаются на них от плеча до пятки. Справедливости ради скажу, что военных особенно много возле правительства и парламента, а потом их концентрация в пешем виде быстро падает. Как известно, Индия непрерывно и лихорадочно вооружается, закупаясь где подешевле. Вот опять у России какие-то подлодки и авианосец взяли... Господи, зачем же им это надо? Ядерная держава, за которой якобы мировое лидерство в будущем, а у военных грузовиков на ходу отваливаются колеса. С кем ей воевать? С Пакистаном? А зачем тогда авианосец? Мне кажется, это все тоже следствие бюрократическкой инерции. Когда-то решили, что надо иметь мощную армию, вот они ее и имеют. Миллион справа, миллион слева, и оба танка посередине. Сверхдержава, понимаешь.
 
Индусы набожны. Не все, конечно, но многие. Толчея в храмах невероятная, приходят до миллиона человек на воскресную службу. Я уже рассказывал про то, что брачные объявления в газетах построены строго по религиозному признаку. А вот еще одно наблюдение. Тупица-слуга в моих апартаментах, о котором я упоминал в самом начале этой серии, оборудовал молельню в специальной нише в стене. В воскресенье вечером я почувствовал неприятный запах и высунулся в коридор. В этой самой нише светили красные лампы, на приступочке стояли статуэтки каких-то божеств, а в центре в тазике плавали цветы и горящие вонючие свечки. Еще воняли тлеющие палочки по углам. Все это имело жутко языческий вид. Я страшно жалею, что не попросил разрешения сфотографировать этот дикий обряд. Слуга знаками и междометиями дал мне понять, что это была воскресная молитва. В общем, очень любопытно.
 
Такие вот разрозненные впечатления.
 
Ощущение сахиба, белого человека, Алисы в стране чудес сыграло со мной очень злую шутку. По индийским понятиям я неприлично богат. В описанном пятизвездочном ресторане я оставил, наверное, недельную зарплату своего шофера. Кстати, это было дороговато на самом деле, но все же мне не показалось это разорительным. Конечно, я всем давал очень много денег по местным меркам. Например, своему гиду в Агре я дал 500 рупий, в то время как меня инструктировали, что нельзя им давать больше 200. Боже мой, 500 рупий меньше 12  долларов! а этот гид, по имени Камал, был совершенно очаровательный интеллигентный парень, и моя подачка - его единственный доход за день. Нет, конечно, не единственный. Он повез меня в магазин сувениров. И вот тут выяснилось, что я свой человек только в условиях западной цивилизации, когда на товарах написаны ценники и можно спокойно бродить между витрин, прикидывать что нужно и чего не нужно, потом забрать что-то небольшое и идти в кассу. Здесь все было не так, и я был разведен как последний лох. Выскочил человек, бегло говоривший по-русски. Он сказал, что окончил медицинский институт в Москве, а вот сейчас надо кормить семью, поэтому он продает сувениры. Еще он попросил звать его Борей. На самом деле у меня была четкая цель, когда я пришел в этот магазин. Я хотел купить какую-нибудь порнуху из мрамора. Я видел такие штуки не раз из самых разных материалов, включая слоновью кость. Ну, о слоновьей кости мечтать не приходится, но мраморные барельефы или скульптуры, включая самые невероятные и невообразимые сюжеты, должны там стоить очень недорого. А вот этого-то в магазине и не оказалось! И все пошло по накатанной. Боря показал мне сотни фигурок, ковров, вышивок, эмалей, статуэток, циновок, картин - это ужас. Большинство мне не нравилось, что-то нравилось. Вокруг меня плясал уже весь магазин. Февраль такое время, туристов мало, а кушать-то хочется. При этом на вопрос о цене чего бы то ни было Боря закатывал глаза к потолку и говорил, допустим, "две тысячи". Я сразу откладывал вещь в сторону, и Боря поправлялся: "отдам за полторы вместе с той бронзой". Я не толерантен к такому охмурежу! Мой иммунитет оказался равен нулю. Из магазина я выкатился, оставив там девять тысяч рупий. Мои высокохудожественные трофеи заключались в следующем:
 
Ценная статуя танцующего бога Ганеша, сандаловое дерево;
Статуэтка целомудренно совокупляющихся раджи и раджини, бронза;
Скверное карманное издание Камасутры для детей с картинками;
И две рубашки с надписями из Харе Кришна на хинди, на два размера больше, чем мне нужно, без пуговиц, но с глубоким декольте! (позже они полиняли после первой же стирки)
 
И это был не конец. Камал отвез меня к потомкам древних мастеров, которые делали Тадж Махал. Он утверждал, что это будет безумно интересно. И он не соврал, гад.
 
Перед низеньким сарайчиком, оказавшимся вполне приличным кондиционированным магазином, сидели на земле четыре старца в белых одеждах. Перед ними были полировальные круги, которые приводились в действие таким подобием большого лука с бечевкой вместо тетивы. Бечевка намотана на ось круга, и поступательные движения лука превращались во вращение полировалки. Старики шлифовали мельчайшие каменные пластинки размером от одного милиметра до пяти. Фаланги пальцев правой руки у всех четверых были сточены до основания ногтей. Еще один подмастерье долбил мраморные плиты. Изготовлялась столешница черного мрамора с малахитовой инкрустацией из нескольких тысяч плотно пригнанных пластинок. Я остолбенел. Сколько ее делать? Полтора года. А сколько она стоит?? Пять тысяч долларов. Доставка в любую страну бесплатно. Пять тысяч за полтора года работы пяти человек??? Мы вошли в лавку. Вот это была красота, скажу я вам. Основой всех изделий служит полированный мрамор, черный, серый и, чаще всего, белый. Табуретки и столешницы, подставки под чайник, пепельницы, тарелки - все из мрамора с перламутром, малахитом, лазуритом, ониксом, любых размеров и совершенно невиданного филигранного качества подгонки. Скажем, малахитовые листочки снабжены искривленными прожилками из агата, и даже волос не пропихнуть в зазор между камушками, вклеенными и заполированными в мрамор. Все эти камни имеют еще одну особенность: они полупрозрачны. Если внутрь вазочки посветить фонариком, она вся вспыхивает изнутри. Фокус! Хозяин зажигает маленький фонарик и запихивает его в вазочку. Мгновенно в лавке гаснет свет. Это подмастерье, отвлекшись от ковыряния мрамора, работает в тесной связке с хозяином и незаметно сидит рядом с выключателем. Они проделывают этот гипноз не один раз.  В полумраке фосфоресцирующая мраморная вазочка действует на психику как варварский зов, идущий из глубины веков: купи меня! я ценная реликвия! достань кредитную карту! я буду светить тебе вечно! распишись на чеке! Вот так, теперь очень хорошо.
 
Вы знаете, что удивительно: часа два на обратном пути я пребывал в эйфории, размышляя о том, как необычайно выгодно я купил такие ценные чудесные вещи за каких-то четыреста пятьдесят долларов. ВСЕГО ЧЕТЫРЕСТА ПЯТЬДЕСЯТ ДОЛЛАРОВ! Потом пришло прозрение, и за ним отчаяние. Боже мой, жене-то как это объяснить! В конце концов ладно, у меня свой счет и свои деньги, но зачем - мне - сандаловая статуя? Вазочка из мрамора высотой десять сантиметров - зачем? Жуткие рубашки по пятнадцать долларов, годные только как половые тряпки - зачем? Я провел бессонную ночь, мечтая о том, чтобы все это сдать в Торонто хотя бы за полцены. Мечтать не вредно. Наутро Хари меня привез в другую сувенирную лавку. Начальные цены - до торга - в ней были в полтора раза ниже, чем то, что я выбил из Бори. Он недаром учился в медицинском институте. Высшее образование, знаете ли, делает чудеса.
 
Я все время анализирую причины своего безумного фраерства. Конечно, ощущение сахиба, набоба, способного на месячную зарплату скупить всю Индию, очень сильно сводит с ума. Ничего особенного в том нет. Я помню, в 1994 году я водил пару американцев по Питеру, и тоже женщина хватала все подряд как акула под постоянные вопли мужа. Мне было смешно, а вот теперь и сам... Но есть еще один аспект, на тему которого кот Бегемот в раздражении высказался, что надо бы заткнуть тряпками все щели. Вот это статуэтка Ганеша, это нечто феноменальное. Фантазия и точность резца мастера, который ее изготовил, вызывают оторопь. Я уверен, что это работа не на один день. А получит он за нее максимум 50 долларов. И это без учета материала и инструментов. Какой-то, понимаешь, поп-художник Раушенберг наколотил серую сортирную доску на измазанный холст, выставил это дерьмо в музее Метрополитен, и он миллионер! Малевич намазюкает черный квадрат - он гений! Я видел все эти "творения мастеров" слишком неоднократно, им цена - лунный грош! А что эти индусы со спиленными пальцами, спящие на земляном полу вшестером, они что, создают менее интересные вещи? И я понимаю, почему так происходит. Их слишком много. Если бы творил один ремесленник, а не сто, то его шедевры были бы тоже доступны только музеям, но он получал бы адекватные деньги. А так это масло размазывается до состояния тончайшей пленки, но всем немножко перепадает. Любая реформа будет означать голодную смерть почти всем участникам процесса кроме тех, кто чудом уцелеет. И я хочу им помочь единственно возможным для меня способом - заплатить. Пусть даже большая часть до них не дойдет, но хоть что-то. Мелкая подачка от белого божества, улетевшего в канадский рай на крыльях Люфтганзы.
 
Я полагаю, единственный выход для всех этих нищих стран - массовая сознательная депопуляция. Это должно стать государственной идеологией. Конечно, на какой-то период все резко ухудшится, потому что некому будет кормить стариков. Но как ни цинично это прозвучит, должен произойти перелом пусть даже достаточно дорогой ценой. Я уверен, что уже в очень краткосрочной перспективе лучше всех будут себя чувствовать нации с минимальной плотностью населения. Да что говорить, это уже именно так! Иначе людей просто нечем занять, и получается такая вот ерунда.
 
Но, знаете, самое интересное поджидало меня впереди. Похождения в лавках Агры меркнут перед моим последним индийским испытанием. Еще до отъезда меня все предупреждали: воды не пить, кроме как из бутылок, никаких фруктов не покупать, даже бананов, есть только в специальных местах для белых и лучше бы простые гамбургеры без изысков, с собой носить гигиенические салфетки и протирать все ручки, и так далее и тому подобное. Вообще-то по жизни я пофигист, но к этим рекомендациям прислушался. И не напрасно. В многочисленных харчевнях и скверных кафе антисанитария просто библейская. В больших котлах на открытом огне грязные люди варят какое-то пойло, помешивая его палками. Вонища немыслимая. Туалет тут же рядом с кухней - то есть просто у стенки в пыли под чахлым кустиком. Воды нет, руки люди не моют никогда. Как они ухитряются не подохнуть от холеры в одночасье - загадка. Европейский ум и европейский желудок разрешить ее не в состоянии. В принципе, для приезжих есть фаст-фуд, Макдональдс там и Пицца-хат. Они выглядят абсолютно так же, как и везде в мире. Конечно, на раздаче в них те же индусы, но марка заведения обязывает. Однако, ходить в Индии в Макдональдс? Это как-то странновато и не вяжется с моей тягой к познанию мира.
 
Я в принципе не любитель индийской кухни с этим постоянным соусом карри. Не знаю, мне не нравится. И всегда и везде индийские рестораны грязны и неопрятны, хотя по сравнению с аутентичной забегаловкой на дороге из Дели в Агру они выглядят как сверкающая чистотой операционная. И все же согласитесь, было бы странно съездить в Индию и не попробовать настоящей индийской еды. В Торонто ведь такого не найдешь. И я решил быть предельно осторожным, но не пользоваться фаст-фудом. В конце концов, три дня - не великий срок.
 
В день первый Хари отвез меня на обед в пятизвездочный отель. Ну, там все для очень богатых сахибов. Это был вообще полный улет. Микс из свежайших креветок из Красного моря и Бенгальского залива - они разные по вкусу, - баранина на косточке с очень нежным соусом, и я уж не помню, что еще я там заказал, прошли на ура. Очень вкусная и здоровая пища.
 
В Агре в день второй я объяснил Камалу свои опасения. Он тоже заверил меня в абсолютной гарантии своих визави. И тоже не соврал. В очень опрятном ресторанчике мне дали бутылку приличного пива, то, что они назвали chicken salad - куриные кусочки в лимонном соке на подстилке из свежего салата, очень вкусные лепешки с маслом, которые называются роти, и опять чудесное баранье жаркое в горшочке. Очень вкусная и здоровая пища.
 
В день третий и последний Хари привез меня в очень приличный с виду ресторан с пышным названием "Дни раджи". Я все проверил, вроде он внешне был не хуже других. И вот тут удача от меня отвернулась, и последствия были ужасны. Не то чтобы там было как-то невкусно, я не почувствовал ничего сразу, но я забыл сказать им, чтобы они не перчили свое варево. В результате кусочки гуся с сыром в овощном пюре напоминали расплавленный металл. Повар поклялся, что для белого человека он специально не клал много специй. По его мнению, это было совсем немного... Или повлиял бараний супчик? Да нет, вроде суп как раз был не так уж плох. Для того, чтобы залить пожар от гуся, гарнир к которому просто пришлось по большей части оставить в тарелке, не хватило двух больших бутылок воды. Может, ошибка вкралась именно в этом месте? Приехав домой, я набросился на воду из чайника. Может быть, идиот слуга не прокипятил ее? Но он специально мне показывал знаками накануне, что это была вода для чая. То есть я не понимаю где, в какой момент я подцепил эту чуму.
 
В аэропорт Дели я приехал уже не в самом хорошем настроении, но у меня были нужные таблетки, каковые я и заглотил. Полет до Франкфурта прошел почти нормально. Перед самой посадкой поднялась тошнота, и живот изнутри начало резать острыми ножиками. Потом явно стала подниматься температура, появился озноб и заболели все частички тела. Все время меня рвало какой-то белой пеной. В аэропорту Франкфурта напряженка с туалетами. Я носился между ними, как заяц, пытаясь удержать порывы рвоты между поисками свободных кабинок. Потом я не выдержал и позвонил со справочного телефона в медпункт. Оказывается, в международной зоне франкфуртского аэропорта нет медпункта и нет аптеки. Все только на территории Германии. По телефону мне объяснили, что я могу к ним прийти. Ух ты, здорово! А если бы у меня не было канадского паспорта, тогда как? Нет, все -таки хорошо быть белым человеком. Немного поколебавшись, я пошел на пограничный контроль. "Куда идете?" - спросил погранец. "В аптеку," - злобно огрызнулся я. Пограничник шлепнул штамп, и подсказал, что ближайшая аптека на вокзале. Я поплелся на вокзал. В аптечном киоске девушка сказала, что она рекомендует какой-то травяной настой за 15 евро. Мне сразу показалась сомнительной эта рекомендация, но что делать! купил. Конечно, бороться с отравлением по-индийски травяными настоями можно только для самоуспокоения. Все равно как лечить холеру аспирином. Я пошел снова внутрь за границу, побродил по аэропорту и наконец нашел пустой лежак. На нем и отключился. С трудом очнувшись за полчаса до посадки, я поплелся в накопитель. Лихорадка и тошнота не отпускали, резь в животе поднималась волнами, и оставалось единственное желание куда-нибудь лечь и больше никогда не вставать. Поколебавшись, я сказал стюардессам, что у меня проблемы и мне нужно особое внимание. У экипажа началась легкая паника. Они сбежались все и стали уговаривать меня остаться, потому что в океане посадить самолет не получится. Я твердо заверил их, что я их всех переживу, и мне просто нужна большая бутылка воды и хорошее место возле туалета, а со всем остальным я справлюсь сам. Стюарды приложили максимум усилий, чтобы не допустить меня к полету, но обломались. И тут выяснилось, что мне крупно повезло. У меня случайно оказалось лучшее место в салоне возле аварийного выхода и как раз напротив туалета. Такая удача улыбается не каждый раз. Мне принесли воду, крепкого чая, я пристегнулся и впал в бессознательное состояние. Точно помню, что весь полет я о чем-то бредил, и временами довольно громко. Наверное, моему соседу не очень повезло. Впрочем, не думаю, что я так уж сильно ему мешал, я был просто полутрупом. Примерно над Монреалем я очнулся и запросил сэндвич с индейкой. Стюардесса обрадовалась и заулыбалась. "Вы в Дели часто летаете?" - спросил я у нее. Она сказала, что в Дели нет, не доводилось, но у экипажа бывают рейсы в Бангалор. Ужас, на обратном пути кто-нибудь обязательно лежит таким же трупом, так что она не удивлена. "Хорошо бы, чтобы этот этот кто-нибудь не был пилотом," - сказал я, и мы оба засмеялись.
 
В Торонто лежал снег и было ощутимо холодно. Дома! какое счастье. Я сел в нормальный человеческий аэропортовский лимузин - шофер оказался белым. Обычно таксисты в Торонто индусы или пакистанцы. О, теперь я понимаю почему. Всю дорогу домой я рассказывал белому человеку о том, что я видел в стране диких обезьян, а он цокал языком. Тошнота не проходила, но уменьшалась на глазах. Через два дня она ушла совсем. Через четыре дня нормализовались пищеварительные процессы. И только печенка некоторое время будила меня под утро мягким толчком в правый бок, и я лежал и прислушивался, как она горько и бессвязно жаловалась окружающим ее внутренним органам на своего не в меру любопытного мудилу-хозяина. Потом исчез и этот симптом.
 
Остались на память бесценные реликвии, купленные в лавках Агры:

 


Танцующий Ганеш. Невозможно поверить, это цельный кусок сандалового дерева. Эта работа производит впечатление совершенства. Ни одного лишнего или неточного штриха. Как так можно сделать - непостижимо.

  


Раджа со своей раджиней. Ну, это, понятно, дешевая поделка. Однако дьявол в деталях. А детали проработаны очень неплохо.
 


 


А вот и мраморная вазочка с инкрустацией драгоценными (тут меня ниже поправляют: полудрагоценными, то есть драгоценными, но не совсем) камнями.
 
 


И она же со свечкой внутри. Тадж Махал у нас дома, блин!
 
Вот, собственно, и все.

Февраль 2006 - Дели-Агра
Апрель 2008 - Дели-Дехрадун-Калькутта

 
Subscribe

  • Лион 3. Из неувиденного

    Предыдущая серия Иллюминация Лиона Каждый год с 5 по 8 декабря по поводу дня города в Лионе проходит уникальный фестиваль света. Сейчас нас…

  • Лион 2. Две церкви

    Предыдущая серия Собор Сен-Жан (Св. Иоанна Крестителя) Собор довольно внушительный, чтобы не сказать огромный. Перед ним…

  • Лион 1. История

    В Лионе я пробыл всего один день, но успел совершенно в него влюбиться. Этот город по мне: спокойный, чистый, культурный, с великолепной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Лион 3. Из неувиденного

    Предыдущая серия Иллюминация Лиона Каждый год с 5 по 8 декабря по поводу дня города в Лионе проходит уникальный фестиваль света. Сейчас нас…

  • Лион 2. Две церкви

    Предыдущая серия Собор Сен-Жан (Св. Иоанна Крестителя) Собор довольно внушительный, чтобы не сказать огромный. Перед ним…

  • Лион 1. История

    В Лионе я пробыл всего один день, но успел совершенно в него влюбиться. Этот город по мне: спокойный, чистый, культурный, с великолепной…